Что происходит на сеансе EMDR-коучинга?

 

После необходимых вводных слов мы попросили Карстена мысленно вернуться к сцене увольнения Зёнке.

Коуч: «Какой момент вас до сих пор подавляет, когда вы вспоминаете об этом событии?»

Карстен: «Я вижу, как Зёнке сидит передо мной. Но вместо того чтобы заговорить о потрясающем успехе, он вдруг сообщает мне, что хочет уйти. Больше всего мне мешает дружелюбное выражение его лица, которое никак не вяжется с содержанием его новости».

Коуч: «И как вы себя при этом чувствуете?»

Карстен: «Я чувствую себя идиотом… и что меня предали».

Коуч: «А что бы вам хотелось о себе думать в этот момент?»

Карстен: «Что я компетентен, что я все сделал правильно. Но ощущение себя идиотом сильнее».

Коуч: «Предположим, что есть точная шкала для оценки собственного состояния. “Единица” на ней означает: “Хорошо, если бы все было именно так, но я, к сожалению, совсем не могу этому поверить. Такая оценка просто не соответствует моему самоощущению”. “Семерка”: “Действительно, эта самооценка на 100% совпадает с моим внутренним ощущением”. Так вот: как бы вы оценили утверждение “я компетентен”, соотнося его с воспоминанием о Зёнке?»

Карстен: «На “единицу”. Это заявление, как я уже говорил, не соответствует моему истинному настроению».

Коуч: «Еще раз мысленно вернитесь к неприятной сцене увольнения. Какая эмоция выходит у вас на первый план?»

Карстен: «Я чувствую себя разочарованным и униженным».
Коуч: «А что подавляет вас сильнее всего?»

Карстен: «Как я уже говорил, мне неловко, что я столько инвестировал в этого человека и наивно ожидал от него какой-то особой благодарности. Это хуже всего. Есть, конечно, и разочарование, но его я испытываю не так остро, как чувство неловкости, которое находится на первом плане».

Коуч: «Насколько сильно подрывается ваше ощущение общего благополучия при мысли об этой сцене? Оцените субъективно переживаемую вами неловкость по шкале от 0 до -10».

Карстен: «Меня это все еще угнетает. Я бы выбрал оценку -8».

Коуч: «Пожалуйста, внимательно прислушайтесь к своему организму. Этот прием называется «зондирование почвы». Как именно вы испытываете неловкость при мысли об этой сцене? Где у вас самые заметные ощущения?»

Карстен: «У меня как будто переворачивается желудок. Но не как при тошноте — это больше похоже на судорогу. Почти как удар в солнечное сплетение».

Только после этого подробного выяснения всех обстоятельств используются направленные движения глаз, которыми так знаменит метод EMDR. Действительно, коуч двигает пальцами перед глазами клиента, который взглядом следует за этими движениями. Движения пальцев осуществляются по горизонтали
в секундном такте: полсекунды в одном направлении, полсекунды в другом. Индуцированные таким образом быстрые повороты глазных яблок напоминают аналогичное движение глаз во время так называемого БДГ-сна, или быстрой фазы сна, на которую приходятся сновидения. К движениям пальцев перед глазами участники коучинга тоже должны быть хорошо подготовлены. У большинства клиентов создается впечатление, что коуч выполняет движения слишком быстро.
И на то есть причина. Большинство эмоций, воспринимаемых нами как неприятные, вызывают повышенный тонус мышц глазного яблока.

Представьте себе расширенные зрачки испытывающих шок героев триллера, когда их показывают крупным планом. Или вспомните выражение: «Он оцепенел от ужаса». Конечно, здесь подразумевается «стеклянный взгляд». В припадке брезгливости у людей тоже замирают глаза. У человека, находящегося в депрессии, также отмечается снижение подвижности зрачков. Во всех этих случаях мы имеем дело с последствиям пониженного мышечного тонуса глаз. При помощи движений пальцев перед глазами слишком высокий тонус ослабляется, а слишком низкий — повышается. Коуч, проводящий терапию, всегда отчетливо видит, что сначала глаза клиента следуют за движениями пальцев вяло или скачкообразно. По прошествии времени движение зрачков становится более плавным. В целом движения пальцев коуча должны быть достаточно быстрыми, чтобы спровоцировать движение зрачков, но и достаточно медленными, чтобы глаза клиента успевали за «ритмом движения пальцев».

Как только мы замечаем, что движения зрачков стали плавными, мы прекращаем первую последовательность движения пальцев. Обычно это происходит примерно после двадцати движений в каждом направлении. Большинство клиентов после этих первых тридцати секунд делают глубокий вздох. Это первый признак трансформации стрессовой активности в реакцию расслабления. Коуч может пока
опустить свою руку.

Коуч: «Еще раз подумайте о сцене увольнения. Прислушайтесь к желудку. Что вы чувствуете?»

Карстен: «Желудок больше не сжимается в судороге, ощущение намного более расслабленное».

Коуч: «Вы все еще чувствуете себя униженным?»
Карстен: «Нет, но я очень зол».
Коуч: «Как и где именно вы чувствуете злость?»
Карстен: «В руках, в ладонях». (Он сжимает кулаки.)

Коуч: «Подумайте еще раз об этой сцене и ощутите, что вся ваша злость — в руках».

Мы дополнительно объясняем клиентам, что сосредотачиваться на детальном анализе травмы, а также на эмоциях и реакциях организма, связанных с ней, следует лишь непосредственно перед новой последовательностью движений пальцев – и сразу же после нее. Естественно, во время самого движения пальцев перед глазами травматическое событие выходит из фокуса, поскольку движения пальцев коуча имеют еще и отвлекающее действие. После новой серии из 20 движений перед глазами Карстен опять глубоко вздыхает. Кстати, каждую отдельную секвенцию движений пальцев мы называем английским словом «сет».

Коуч: «Ну, как дела? Что происходит с нашей злостью?»

Карстен: «Она пропала. Л вместо этого появилась мысль: делай вид, будто ничего не случилось».

Коуч: «Что это за чувство, при котором надо делать вид, будто ничего не случилось?»

Карстен: «Это как будто связано с понижением температуры тела».
Коуч: «И в какой части тела вам становится особенно прохладно?»
Карстен: «В животе».

Коуч: «Остановитесь на этом моменте. Снова подумайте о той сцене и прислушайтесь к вашему животу».

В следующей фазе возникает впечатление, что процесс начинает развиваться по спирали. Американцы называют это «1оор», петлей. Ощущения Карстена от сета к сету поочередно возвращаются то к злобе, то к формуле «не дай заметить». Поэтому коуч должен перейти к вербальному воздействию.

Коуч: «Почему вы не готовы показать, что вы чувствуете?»

Карстен: «Это ведь было бы жалостью к самому себе».

Коуч: «А что в этом неправильного? Думаете, кто-то другой на вашем месте не чувствовал бы себя задетым?»

Карстен: «Вы так думаете? Но жалеть самого себя!..»

Коуч: «А что, если это вполне уместно и оправданно? Вы же не злитесь, оттого что на вашем галстуке слишком мало крапа. Здесь жалость к самому себе была бы действительно смешной. Так вот: вы чувствовали себя ужасно разочарованным, и ваши эмоции были при этом абсолютно “достойными”. (Карстен слегка усмехается.)
Почему нельзя открыто проявить подобное чувство? Подумайте об этом и следуйте за движениями пальцев». (Снова проводится сет.)

Теперь становится очевидным, что EMDR — это не «просто» направленное движение глаз. Секвенция, которую мы только что показали, — а длилась она всего 30 секунд — называется «когнитивным вплетением». Это значит, что коуч делает короткую вербальную вставку, которая привносит в параметры восприятия клиента дополнительный аспект. В результате увеличивается диапазон тех данных, из которых складывается его самооценка. (Последователи НЛП обозначают целенаправленное изменение контекста восприятия термином «рефрейминг», то есть «новое обрамление»: переживание получает новую или расширенную рамку, которая положительно влияет на его актуальное восприятие.)

После того как замечание коуча стимулирует клиента к размышлениям, сразу же продолжаются движения пальцев перед глазами. Они ускоряют усвоение новой информации в «переработке» (processing), интеграции. Во время предварительной фазы коучинга клиента предупреждают, что на протяжении сеанса коуч будет мало говорить, а за короткими словесными вставками немедленно последуют новые движения пальцев перед глазами. Техника когнитивного вплетения требует от коуча высокой компетентности в распознавании тех убеждений клиента, которые блокируют его ресурсы. Коуч должен уметь точно сформулировать догматические представления, на которых зиждутся эти убеждения. Имея в виду, что этот аспект метода EMDR невероятно важен для активизации внутренних ресурсов клиента, мы посвятили данной теме отдельную главу: «Конструктивный подход к догме».

Во время последнего сета Карстен неожиданно обретает взгляд человека, которого осенило. Он жестом просит об остановке, и коуч прекращает двигать пальцами перед его глазами. Перед началом сеанса оговаривается, что поднятая рука служит знаком «Стоп!» Кроме того, коуч и клиент договариваются о сигнале «Продолжайте движения пальцев!», так как многие опытные участники EMDR-коучинга интуитивно понимают, сколько «энергии от движения перед глазами» им нужно, чтобы перешагнуть через какой-то важный момент или повысить интенсивность приятных ощущений.

Коуч: «Что случилось?»

Карстен: «Я просто скажу ему об этом».

Коуч: «Что вы имеете в виду?»

Карстен: «Я только что мысленно сказал ему: «Зёнке, это, конечно, твое право — уволиться. Но сейчас это для меня настоящий удар. Мне это надо переварить. Давай лучше продолжим разговор завтра, я успею все обдумать и успокоиться».

Коуч (также включаясь в этот «фильм»): «И как он на это реагирует?»

Карстен (смеется): «Дурацкая улыбка сходит с его лица, и ситуация неприятна теперь уже ему».

Коуч: «А что вы чувствуете, когда это представляете?»
Карстен: «Облегчение».

Коуч: «В какой части тела вы отчетливее всего ощущаете облегчение?»

Карстен: «В плечах и в груди, больше всего в груди. Я чувствую, что могу сделать глубокий вдох».

Карстен, усаживаясь, выпрямляет спину и расправляет грудь. При этом слышно два легких похрустывания — происходит снятие блокады в шейной области позвоночника. Этот феномен мы подробно обсудим в следующей главе.

Коуч: «Отдайтесь приятному ощущению и снова следуйте движению пальцев».
(Выполняется новый сет.)

Последний эпизод демонстрирует, как воздействие EMDR трансформирует некое субъективное ощущение в позитивное, приятное переживание. Это касается не только дискомфортных, но и положительных физических и душевных состояний, которые дополнительно усиливаются воздействием EMDR.

Карстен: «Приятное чувство разливается у меня по всему телу».

Коуч: «Пожалуйста, снова подумайте о вашей ситуации. Что вы испытываете?»

Карстен: «Приятное чувство остается, и я как-то совсем по-другому думаю о Зёнке». (Он спокойно вспоминает о сцене, с мирным выражением лица «размышляющего наблюдателя».)

Коуч: «Вы можете выразить это словами?»

Карстен: «Думаю, Зёнке вовсе не был таким хладнокровным — наоборот, он испытывал неуверенность. Ему и самому наверняка было неприятно говорить мне, что он уходит. Боясь выдать себя, он перестарался, демонстрируя явно показную непринужденность. Он вел себя неуклюже — он ведь еще очень молод. Вся эта
сцена для меня больше не проблема».

Здесь Карстен вышел на эмоциональный уровень, к которому подспудно стремился уже не одну неделю. Он пытался думать о сцене увольнения как опытный руководитель, а не как обиженный мальчик. Но это желание, растворенное в сознании, не находило себе дороги в мире ощущений Карстена. Только вмешательство EMDR позволило установить связь между намерением и эмоцией, то есть между корой
головного мозга и амигдалой.

Коуч: «Еще раз мысленно возвратитесь к сцене и скажите себе: «Я компетентен». Насколько вы теперь верите в это?»

Карстен: «Сейчас это заявление кажется мне справедливым. Я бы даже добавил: «Я умею компетентно обходиться со своими чувствами». И еще мне в голову приходит мысль: «Мои чувства — в порядке». И это для меня тоже очень важно».

Коуч: «Что вы чувствуете, проговаривая предложение: «Я — идиот»?»

Карстен: «Оно абсолютно неверно, бьет мимо цели».

Коуч: «В заключение еще раз подумайте об исходной сцене. Недавно ваша самооценка равнялась -8. Как вы себя чувствуете теперь, думая о том событии?»

Карстен: «Нейтрально, по шкале это около “нуля”. Но сконцентрировавшись, я чувствую себя хорошо, примерно на два балла. Зёнке благодаря мне и правда многому научился, я могу этим гордиться. Мне кажется, я хороший тренер».
(В подтверждение своих слов он импульсивно ударяет ладонью по подлокотнику кресла. При этом он выглядит полным сил. Достигнутый результат закрепляется еще одним сетом, во время которого Карстен думает о сцене в свете утверждения «я компетентен».)

Кстати, позитивную часть шкалы самооценки мы называем «веллнесс-шкалой», шкалой хорошего самочувствия. Интересно, что иногда дополнительные сеты могут еще улучшить общее положительное состояние.

Описанный сеанс длился 45 минут, вводная часть перед ним — примерно столько же. На все вместе с обсуждением результатов коучинга у нас ушло два часа.

Уже после первого сеанса Карстен добился цели. Он снова в полной мере смог использовать свои внутренние ресурсы; исчезла и проблема мотивировки. Но главное, что в его обхождение с сотрудниками вернулись открытость и чувство юмора.
Неделей позже на втором сеансе всплыла еще одна история из его жизни, позволившая понять, что именно было для Карстена раздражителем в сцене с молодым коллегой Зёнке. Это продолжение мы покажем в разделе под названием: «Какую роль играет предшествующий опыт при стрессе выдающихся достижений?» Однако прежде мы познакомим вас с другими подробностями метода EMDR.