Льебо, Бернхейм и Шарко вдохновили многих людей того времени на изучение гипноза, и как общественное, так и медицинское признание гипнотизма как науки стало в Европе реальностью. Даже несмотря на то, что о современных методах гипнотерапии тогда еще даже не помышляли, благодаря этим научным пионерам, которые изучали различные способы применения гипноза в медицине, почти во всех областях медицины были сделаны гигантские шаги в плане применения гипноза. Имена остальных, которые также выполняли важные исследования или публиковали важные доклады, слишком многочисленны, чтобы все их здесь упоминать.

Опять-таки давайте проявлять энтузиазм с осторожностью, потому что большинство этих ранних успехов стали возможными благодаря ошибочной вере в то, что пациент, ощущающий гипноз, являлся субъектом для внушений оператора. Так как ожидание со стороны гипнотизера и субъекта было именно таким, мы сейчас можем только предполагать, сколько успешных случаев стали на самом деле результатом эффекта «плацебо», особенно учитывая, что большинство этих пионеров использовали только «авторитетные внушения», что было вполне допустимо, учитывая слабое знание психодинамики, характерное для того времени. К тому же так как большинство пациентов были убеждены в том, что врач является авторитетом в применении гипнотизма, они могли легко вообразить, что находятся под властью медицинского светила. (То, что некоторые называют «авторитетными внушениями» – использование исключительно внушений для достижения изменений в жизни человека – Чарльз Теббеттс называл «временной терапией»).

Как уже говорилось выше, если человек, находящийся в гипнозе, сможет вообразить, что директивного внушения будет достаточно, чтобы его/ее «излечить», если вера вызовет его полную убежденность в том, что гипнотическое внушение позволит достичь изменений, и при этом он будет ожидать, что исцеление будет долгосрочным – то изменения останутся у него навсегда. Практикуя гипнотизм более 60 лет, Чарльз Теббеттс пришел к заключению, что одно лишь директивное внушение не сможет помочь достичь полного избавления от симптома, за исключением случаев, когда у человека будет сильное мотивирующее желание измениться и проблема не будет являться результатом эмоционально травмирующего события. В свете этого он полагал, что гипноз необходимо использовать для того, чтобы помочь человеку найти и высвободить причину проблемы.

Даже несмотря на то, что эти первопроходцы ошибочно полагали, будто субъект находится «под их властью», если бы они в начале и середине 1800-х годов использовали гипноз для того, чтобы обнаружить причины проблемы (как это сегодня делают компетентно обученные гипнотерапевты), а затем пользовались верой, воображением, убежденностью и ожиданием, а не просто внушали избавление от симптомов – гипнотерапия 20-го века, скорее всего, пошла бы по совершенно иному пути. Однако даже несмотря на прорывы, отсутствие понимания ключевых элементов искусства гипноза привело к тому, что гипноз оказался на историческом перепутье – и Фрейд выбрал для него не ту развилку.

Брюер и Фрейд: продвижение и регресс гипноза

В 1880 году доктор Джозеф Брюер занимался лечением девушки, страдавшей истерией – и обнаружил, что в гипнотическом состоянии пациентка была способна говорить четко и рационально, однако в сознательном состоянии ее сопротивление личной беседе значительно повышалось. Он попытался напрямую расспросить ее о причинах одного из ее симптомов – неспособности пить воду из чашки – и обнаружил, что она смогла вспомнить причину. В бодрствующем состоянии сделать это не удавалось. Ее неспособность пить из чашки началась тогда, когда однажды она ощутила тошноту, заметив, как из ее чашки пьет собака. Когда ей рассказали об этом в бодрствующем состоянии, она смогла вспомнить этот инцидент и снова начала пить из чашки! Другими словами, как только была обнаружена основная причина ее психосоматического симптома – этот симптом исчез.

Это – основа и гипноанализа, и психоанализа. Этот случай стал примером использования иной гипнотерапевтической техники помимо прямого prestige внушения, что позволяло добиться гораздо более долгосрочных результатов.

Еще один вклад, который Брюер сделал в сфере гипноанализа, заключался в открытии им свободных ассоциаций. Использование этого метода позволяет проводящему анализ получать информацию, которую он не смог бы получить в ином случае вследствие сопротивления, стеснительности, наличия ментальных блоков или по причине недостаточной глубины транса. Именно способность создавать свободные ассоциации на легких стадия сна вскоре привела к открытию психоанализа Зигмундом Фрейдом.

Фрейд, которого заинтересовали исследования Брюера, на тот момент уже изучал гипноз в школах Нанси и Сальпетриер – однако он верил далеко не всему из того, чему его обучали.

Согласно мнению Билла Занусо, автора книги «Молодой Фрейд», Фрейд не соглашался с Шарко по двум важным моментам. Во-первых, Фрейд отвергал теорию применения гипноза только с пациентами, страдающими истерией. Во-вторых, он не верил, что для достижения изменений необходимо достижение транса глубокого уровня: он полагал, что даже в легком состоянии гипноза человек может принять внушения и вспомнить события прошлого. Однако, к несчастью для развития гипнотизма того периода, Фрейд, по-видимому, не слишком хорошо владел навыком индукции. Он признавался, что быстро уставал от «монотонности сонных внушений» (Обратите внимание: некоторые современные эксперты полагают, что чем глубже гипноз, тем выше возможность долгосрочного успеха – однако даже это по-прежнему служит предметом споров).

Работая с одним из пациентов, Фрейд так и не смог добиться у него гипнотического транса и почти потерял надежду на успех, когда – в отчаянии – он решил попробовать использовать свободные ассоциации в бодрствующем состоянии. Этот случай завершился успехом, и Фрейд, по-видимому, обрадовался возможности исключить из этого метода гипноз, создав и опубликовав технику психоанализа. Затем он начал проповедовать, что «распоряжаться имуществом, которое оставил после себя гипноз», теперь будет психоанализ.

Так как сопротивление можно преодолеть и без гипноза, гипнотизм утерял еще одно «торговое преимущество», и Фрейд встал во главе движения за отказ от его использования. И тем не менее, согласно Джеймсу Расселлу, Ph.D., автору работы «Вводная психосемантика» (и исследователю гипноза), Фрейд тем не менее использовал определенные формы гипноза даже после того, как он предположительно от него отказался. Однако благодаря ему многие практики отказались от применения гипноза, так как Фрейд учил: психосоматические симптомы играют важную функцию экономии в психической жизни пациента, а потому использование гипнроза и prestige внушений для избавления от этих симптомов является нерациональным.

Как мы сегодня знаем, одних внушений зачастую бывает недостаточно для достижения постоянного результата, даже при работе в глубоких гипнотических состояниях; следовательно, информация о многочисленных «рецидивах» и возвращении симптомов в то время почти смогла нанести искусству гипноза смертельный удар. С буквально тысяч статей, которые писались по этой теме ежегодно, их число снизилось до нескольких дюжин.

Несмотря на его несомненные достижения, Фрейду удалось проделать с гипнозом гипнотическую регрессию обратно во времени – так, что огоньки его пламени теперь едва теплились.