Жане, Брэмвелл, Сидис и Куэ

В период между открытиями Фрейда и Первой мировой войной гипноз не оказался в полном забвении лишь благодаря усилию нескольких заинтересованных людей. Даже Льебо, который так много сделал для развития гипноза, едва ли считал его приносящим реальную и длительную пользу. Те несколько человек, которые смогли сохранить зажженный факел – это Пьер Жане во Франции, Дж. Милн Брэмвелл в Великобритании и Борис Сидис в США. Долгосрочный вклад внес и Эмиль Куэ, особенно своими теориями бодрствующего гипноза и самовнушений, и некоторые называют его отцом самогипноза.

Свет гипноза воссиял снова

После первой мировой войны были широко распространены случаи военного невроза и других травм, связанных со страхом войны, и ситуация усугублялась вследствие недостатка психотерапевтов. Потребность в квалифицированных врачах была весьма острой – и стала очевидной потребность в быстрых методах терапии. Отчаявшись, медицина снова обратилась к гипнозу, и в нем действительно заключался ответ – как это было еще с начала времен.

К тому же, как и позже, артисты и мастера искусства эстрадного гипноза – такие, как Ормонд МакГилл и другие эстрадные «фокусники» – способствовали сохранению интереса общественности к гипнозу благодаря проводимым ими бесчисленным развлекательным публичным демонстрациям. Даже сам Чарльз Теббеттс внес свою лепту, выступая с эстрадным гипнозом в начале 20 века.

Во время Второй мировой войны гипноз снова был востребован в ходе применения различных методов лечения; кроме того, врачам в лагерях для военнопленных не выдавали лекарств, и они были вынуждены пользоваться только суггестивной анестезией. Они были удивлены – и обрадованы – узнав, что гипнотизм не только работает, но и в большинстве случаев способен ускорить процесс излечения. После войны информация об этом стала доступной, и молодые доктора, не боявшиеся применять новые техники, начали использовать гипноз в стоматологии, акушерстве, дерматологии и других областях медицины. Медицинское применение гипноза снова оказалось на подъеме.

Дэвид Элман способствовал популяризации гипноза среди медицинской общественности в середине 20 века, обучая гипнозу многих представителей медицинской профессии, и в 1958 году Совет по психическому здоровью Американской медицинской ассоциации наконец признал возможность использования гипноза.

Возможно, самый большой вклад в признание как науки, так и искусства гипнотерапии в 20 веке сделал психиатр, которого многие называют отцом консультативной гипнотерапии, человек, который заслуживает также звания «дедушки гипнотерапии» – доктор Милтон Эриксон.

Достижения этого великого человека столь многочисленны, что на изучение их можно потратить годы. Люди с выдающимися профессиональными регалиями изучали и анализировали работу доктора Эриксона и писали о нем книги, и некоторые его бывшие студенты выпустили аудиокассеты с голосом доктора Эриксона – «чтобы он погружался вместе с ними»!

Интересно отметить, что огромное количество людей с медицинским образованием или продвинутыми академическими степенями рассматривали работу доктора Эриксона преимущественно с аналитической точки зрения, пытаясь на основе анализа прийти к выводу о том, почему он делал то или другое. В то же время многие профессиональные гипнотерапевты, которые рассматривают гипнотерапию скорее как искусство, считают доктора Эриксона мастером гипноза, который работал интуитивно.

Летом 1991 года меня пригласили в Принстон провести семинар по некоторым методам Теббеттса для Международного общества профессионального гипноза. Одним из слушателей моего семинара был психиатр, который рассказал мне, что был личным другом доктора Милтона Эриксона. Когда я спросил его, действительно ли доктор Эриксон работал как артист, интуитивно, или же как настоящий ученый в области гипноза, ответ его был таким: «Милт был интуитивным мастером искусства!». Он был и ученым, и человеком искусства.

Помимо Милтона Эриксона в числе исследователей-представителей научной общественности, обладателей ученых степеней, которые внесли свой научный вклад в развитие гипноза, можно назвать людей, имена которых известны большинству современных гипнотизеров: Розен, Абрамсон, Меннингер, Шенек, Магоне, Волберг, ЛеКрон, Бордо, Витценхоффер, Эрвин (проделывает поразительные вещи с ожоговыми пациентами), Симонтон (внес огромный вклад в работу с онкологическими пациентами) и многие другие, посвятившие своей работе бесчисленное количество часов и изучающие различные способы применения гипноза.

В конце концов появилось Американское общество клинического гипноза (A.S.C.H.), и сегодня Американская медицинская ассоциация считает гипноз наукой, которая будет развиваться и далее. Но можно ли сказать, что гипноз – это только наука?

ИСКУССТВО гипнотерапии: рождение новой профессии

Когда доктор Эриксон начал свою исключительно важную работу, уже были засеяны семена, которые дадут рождение гипнотерапии как искусству – профессии, в которую приходят мужчины и женщины, решившие посвятить себя применению гипнотерапии с целью помочь людям улучшить свою жизнь. Хоте некоторые медицинские способы применения гипноза используются только с письменного согласия (или под прямым наблюдением) лечащего врача, существует и множество вариантов немедицинского применения гипноза, которые не требуют наличия научных степеней – к примеру, работа над мотивацией, контроль привычек и т.д.

Те из нас, кто изучили искусство гипноза и называют себя гипнотерапевтами вне зависимости от наличия академических степеней, уже смогли помочь огромному количеству клиентов. Подтверждением этого факта могут служить сотни тысяч бывших курильщиков, которые больше не курят – как и множество других людей, чьи жизни улучшились благодаря немедицинскому применению гипноза. И тем не менее по странному стечению обстоятельств история снова повторяет себя – и худшая критика профессиональных гипнотерапевтов исходит (даже сейчас, когда переиздается эта книга) от тех самых профессионалов медицины и психологии, которые ведут исследования и являются сторонниками научного применения гипноза!

Мужчины и женщины по всей стране, посвятившие свою жизнь искусству гипнотерапии, унизительно именуются «гипнотизерами-любителями» – при том, что за их плечами – сотни часов обучения и многие тысячи часов полноценного опыта работы! И тем не менее некоторые научные деятели 20 века, увенчанные солидными степенями, проводят эксперименты, не слишком обращая при этом внимания на чувства своих субъектов и применяя во имя науки весьма странные внушения. В этой книге им места нет.

Некоторые представители медицинской общественности – как и многие клинические психологи – хотели бы запретить и подавить использование гипноза другими специалистами и обрести над ним законодательный контроль, сохранив право на его использование только за собой. (Не напоминает ли это нам о древних временах, когда элита всячески пыталась сохранить секреты трансовых индукций?).

Благодаря им возникла пропасть между научной общественностью и профессией гипнотерапевта – пропасть, которую я называю Большой пропастью. Несколько избранных попытались отнять средства к существованию у тысяч гипнотерапевтов, продавая законодателям свое мнение по этому вопросу! Это может привести к тому, что широкие массы людей лишатся возможности выбора, в то время как элита будет диктовать нам, кто может заниматься гипнозом на законных основаниях.

В нашей стране сегодня было бы гораздо больше курильщиков, если бы не тот факт, что гипнотерапия является узаконенной профессией. Более того, многие так называемые «гипнотизеры-любители», которые практикуют только гипнотерапию, имеют гораздо больше опыта, чем другие профессионалы, которые применяют гипноз лишь в определенных случаях.

Реальна ли Большая пропасть?

Так существует ли на самом деле пропасть между наукой и искусством? Некоторые гипнотерапевты пытались убедить меня в том, что эта «пропасть» между учеными и теми, кто считает гипноз искусством, существует только в моем воображении и перестанет существовать, как только я перестану отдавать ей энергию. Однако она не исчезнет только потому, что мы будем ее игнорировать. Один не слишком везучий гипнотерапевт из Техаса пытался игнорировать эту пропасть и однажды утром 1995 года проснулся – и обнаружил, что источник его существования больше не является законным! Квалифицированный ветеран гипнотерапии не мог больше легально практиковать гипнотерапию в Техасе – однако консультант по психическому здоровью имеет право использовать гипноз, даже если его единственное образование – это самообразование! Разве это справедливо?

A.S.C.H. активно нападает на профессию гипнотерапевта, заявляя, что гипноз является «непрофессиональным» или опасным, если выполняется людьми, не имеющими соответствующей степени! Это делается через медиа и письменные источники – и тем не менее многие из тех, кто критикуют гипнотерапевтов-«любителей», сами прошли обучение гипнозу у представителей той самой группы, на которую они нападают.

Во многом это напоминает войну между Американской медицинской ассоциацией и хиропрактиками, которая длилась многие годы. Однако хиропрактики никуда не денутся, так как люди должны иметь возможность свободного альтернативного выбора метода лечения. Хиропрактики теперь сами контролируют свою профессию – то же самое нужно сделать и нам!

Довольно интересно, что A.S.C.H. – это не первая гипнотическая ассоциация в нашей стране. В Вашингтоне государственная ассоциация была организована еще в начале 40-х годов прошлого века (Вашингтонская гипнотическая ассоциация). Помимо этого, в 1951 году была основана Национальная гильдия гипнотизеров (N.G.H.), которая предшествовала A.S.C.H., и количество представителей научной общественности, которые сокращают эту пропасть и присоединяются к N.G.H. и/или другой гипнотерапевтической ассоциации, которые были сформированы в последние годы, растет.

Даю ли я энергию этой пропасти лишь потому, что знаю о ее существовании? Лично я предпочитаю отдавать свою энергию тому, чтобы построить через нее мосты! Одна крупная гипнотическая ассоциация письменно заявила о своей политике по налаживанию таких мостов, и я верю, что мы ДОЛЖНЫ построить их как можно больше. И научная общественность, И гипнотерапия должны найти способы улучшить взаимоотношения и сотрудничество, чтобы проложить мосты через эту пропасть и обеспечить долгую жизнь гипнотерапии – во имя множества людей, которые нуждаются в помощи!

Как преодолеть Большую пропасть?

В медицинской среде и академическом сообществе есть немало людей, которые уже выстраивают мосты – они готовы принять хорошо обученных гипнотерапевтов, которые могут не иметь соответствующих степеней, и ориентироваться при этом на тот факт, что результаты говорят за себя лучше, чем академические регалии! Назову только некоторых из них.

Доктор Дональд Гиббонс ранее был членом A.S.C.H. Имея образование клинического психолога, он признал пользу тех, кого принято называть «гипнотизерами-любителями», которые являются достаточно компетентными, чтобы применять гипнотерапию в рамках своей квалификации и опыта. Тем самым он принимает участие в судьбе гипнотерапевтической профессии. Он вышел из A.S.C.H. и стал членом гипнотерапевтической ассоциации (Международное общество профессионального гипноза), в конечном итоге став его исполнительным директором.

Еще один пионер 20 века, доктор Артур Винклер, выстроил мостик через пропасть, открыв профессиональную обучающую программу для гипнотерапевтов, не дискриминируя при этом тех, у кого нет соответствующих степеней. Он получил степень по клинической психологии, стал доктором теологии, однако затем предпочел стать гипнотерапевтом, а не клиническим психологом. За годы своей жизни он загипнотизировал около 36 000 человек, помогая сократить пропасть между медицинской гипнотерапией и так называемыми «гипнотизерами-любителями», обучая гипнозу как врачей (а также других специалистов, считающих гипноз наукой), так и тех, кто полагает, что это – искусство. Его вдова доктор Памела Винклер работала в тесном сотрудничестве с мужем. Она также имеет образование психолога – и тем не менее очень много сделала для того, чтобы уменьшить разрыв между учеными и сторонниками иного подхода, продвигая программы своего мужа уже после его смерти.

Доктор Берни Сигел, который творил с помощью гипноза настоящие чудеса в излечении рака, даже порекомендовал гипнотерапию в своей книге «Любовь, медицина и чудеса»:

«Гипнотерапевт поначалу может принести большую пользу, особенно если пациенту сложно войти в состояние глубокой релаксации. Неважно, кто создает условия для первой медитативной сессии – доктор, консультант, гипнотерапевт или пациент…» (стр.230).

Доктор Сигел помог навести мосты через пропасть, публично заявляя о своем принятии гипнотерапии – как в книге, так и в других ситуациях. Доктор Ирен Хикман, доктор Эдит Фиоре, доктор Джеймс Расселл, доктор Морис Кугел и многие другие также способствовали наступлению эры взаимного принятия и сотрудничества.

Кроме того, все больше врачей, психиатров и психологов рекомендуют некоторым своим пациентам воспользоваться услугами гипнотерапевта, когда показана гипнотерапия. А соблюдающие этические принципы гипнотерапевты, которые осознают свои ограничения, в тех случаях, когда это уместно, рекомендуют своим клиентам обращение к медицинским специалистам. Кевин Хоган, Ph.D. – блестящий пример подобного сотрудничества: он специализируется на работе с пациентами, страдающими от тиннитуса – ощущения хронического шума в ушах, применяя продвинутые техники гипнотерапии – и с огромным успехом. Настоятельно рекомендую его книгу «Тиннитус: как снизить уровень громкости» (Network 3000 Publishing).

Где находится гипнотерапия сегодня?

В последние десятилетия 20 века гипнотерапия наконец пришла в себя и набрала новые высоты как профессия – не только благодаря людям, пытающимся уменьшить пропасть, как Винклеры и другие упомянутые выше, но еще и благодаря тем, кто работали практически исключительно в сфере бучения профессиональных гипнотерапевтов и/или создания профессиональных гипнотических ассоциаций, предназначенных для профессиональных гипнотерапевтов, работающих на условиях полной занятости.

Чарльз Теббеттс еще при жизни стал легендой. Он обучал клиентоцентрированным техникам, а также со всей страстью учил тому, что любой гипноз – это управляемый самогипноз, и он смог превратить гипноз в настоящее искусство.

Такие имена, как (в алфавитном порядке) Гарри Ааронс (основатель Ассоциации продвинутого этичного гипноза), Гил Бойн (Американский совет гипнотизеров- инспекторов), Дуайт Деймон (Национальная гильдия гипнотизеров), Тэд Джеймс (автор и международно признанный преподаватель), Эл Краснер (Американский институт гипнотерапии), Сол Льюис (покойный инструктор гипноза с опытом в несколько десятилетий), Ормонд МакГилл (автор огромного количества книг, удостоенный титула «Декан гипноза»), Энн Спенсер (Международная ассоциация медицинской дентальной гипнотерапии) и другие с высокой долей вероятности станут легендами в истории становления гипнотерапии как профессии. Огромное количество людей – их слишком много, чтобы здесь перечислять – не устают продвигать идею гипнотерапии без дискриминации!

В последние годы на свет появилось множество национальных и государственных профессиональных гипнотерапевтических ассоциаций – как в США, так и в других странах мира, которые продвигают гипнотерапию как деятельность для людей, не входящих в медицинское сообщество, желающих на постоянной основе посвятить себя практике этого искусства.

Законодательное признание гипнотерапии

Я считаю, что один из самых больших в истории прорывов для профессии гипнотерапевта произошел в 1987 году в Штате Вашингтон: здесь был принят закон, который легально признал профессию гипнотерапевта. Это произошло благодаря совместным усилиям Чарльза Теббеттса, Фреда Гилмора (директора гипнотической ассоциации штата – Вашингтонской гипнотической ассоциации) и сенатора штата того времени Билла Кискаддона, MSW, который был сертифицированным гипнотерапевтом, имея также звание консультанта по семье и браку. Бывший сенатор Кискаддон заслуживает места в истории за свою деятельность, направленную на законодательное признание гипнотерапии в штате Вашингтон- как и Фред Гилмор.

Даже несмотря на то, что в американском Словаре профессий фигурирует гипнотерапия, принятие в Вашингтоне билля № 129 принесло гипнотерапии штата тройную пользу: во- первых, это обеспечило определенную степень общественной безопасности, так как требовало от гипнотерапевтов регистрации в профессиональном отделе лицензирования и обязательного соблюдения дисциплинарного кодекса и определенной профессиональной этики (об этом будет говориться далее в Главе 9); во-вторых, это законодательное признание помогло гипнотерапии штата Вашингтон совершить квантовый скачок. И наконец в начале 1996 года это признание открыло двери для профессионального страхования, хотя некоторые страховщики и противились этому.

Другие штаты также рассматривают аналогичные законы – и это идет на пользу общественности, так как позволяет гипнотерапии находиться в рамках закона и в то же время самостоятельно регулировать свою деятельность. Точно так же, как хиропрактики отказались от регулирования врачами, гипнотерапевты также не желают, чтобы их деятельность регулировали психологи.

Признавая проблему с качеством обучения на многочисленных трех- и пятидневных обучающих программах, Индиана установила нормы государственной сертификации, согласно которым практиковать в качестве сертифицированного гипнотизера в этом штате могут только те, кто прошли обучение в течение не менее 300 часов.

Будущее гипноза

Чтобы способствовать легализации гипноза, Hypnosis Motivation Institute в Калифорнии, основанный в 1967 году доктором Джоном Каппасом, заручился юридической поддержкой со стороны O.P.E.I.U. (филиал AFL/CIO). Национальная гильдия гипнотизеров наконец тоже решила присоединиться, сформировав частную организацию 104, которая сыграла ключевую роль в юридической дискриминации гипноза во Флориде.

В настоящее время существуют и другие гипнотерапевтические организации и союзы. Помимо этого была основана единая организация под названием «Совет профессиональных гипнотических организаций (C.O.P.H.O.)», целью которого является национальное признание гипнотерапии, а также совместная с Советом работа по юридическому признанию во многих штатах…. с минимальным требованием к обучению на уровне около 100 часов (хотя 100 часов – это мало, но для начала и это неплохо!). Ассоциации на местах теперь тоже стремятся повышать профессионализм в сфере гипнотерапии, а также способствовать ее юридическому признанию в качестве саморегулируемой профессии, свободной от контроля психологии или Американской медицинской ассоциации. Тысячи гипнотерапевтов используют гипноз с немедицинскими целями, а также с некоторыми медицинскими целями под наблюдением или по рекомендации медиков. Одновременно растет количество людей с медицинским образованием и более продвинутыми степенями, которые поддерживают различные профессиональные гипнотические организации, и все они работают на продвижение гипнотерапии, которое наконец приведет к завершению темной эпохи – раз и навсегда.

Помимо этого еще один пионер гипнотерапии наших дней, Пенни Даттон Раффа, основала Международный Зал славы гипноза – организацию, которая работает над признанием заслуг тех, кто совершил огромный вклад в развитие гипнотизма. Вне зависимости от того, работали ли они в качестве ученых или в качестве представителей искусства гипнотерапии, как Чарльз Теббеттс, они избираются своими коллегами и их имена заслуживают уважения. Миссис Раффа верит: те, кого мы чествуем сегодня, завтра будут признаны историческими пионерами гипнотерапии. Несмотря на то, что Международный Зал славы гипноза (IHHF) оказался в подвешенном состоянии после 2000 года в результате болезни его основательницы, многие гипнотерапевты надеются, что когда-нибудь он получит новую жизнь.

Наконец будущее гипноза сияет ярким светом – возможно, достаточно ярким для того, чтобы вырос и реализовался его истинный и полный потенциал.