Большая часть гипнотерапевтической работы не требует драматического переживания классических гипнотических феноменов, скорее наоборот, более важным является умение терапевта распознавать минимальные проявления транса, например, изменения в сенсорно-перцептивных, эмоциональных и когнитивных функциях пациентов. Ценным средством оценки этих изменений считаются идеомоторные и идеосенсорные сигналы (Erickson, 1961; Cheek and Le Cron, 1968). Опыт транса как измененного состояния может быть подтвержден за счет вызывания любого идеомоторного отклика, например, следующим образом:

Если вы испытали некоторые моменты транса сегодня в нашей работе, то ваша правая рука (или один из пальцев) может подняться сама по себе.

Если вы были сегодня в трансе, даже не осознавая этого, ваша голова начнет утвердительно кивать сама по себе (или ваши глаза закроются).

Наличие терапевтического изменения можно обнаружить аналогичным образом.

Если ваше подсознание больше не нуждается в переживании (любого симптома), ваша голова начнет кивать.

Ваше бессознательное может рассмотреть причины этой проблемы, и, когда оно предоставит вашему сознанию ее источник таким образом, который удобен вам для обсуждения, то указательный палец вашей правой руки может подняться сам по себе.

У некоторых людей идеосенсорные ответы возникают легче, чем у других. Они могут испытывать ощущение легкости, тяжести, прохлады или покалывания в определенной части тела.

При запросе таких ответов, вероятно, мы позволяем бессознательному пациента отвечать так, чтобы это воспринималось пациентом как непроизвольный ответ. Такой непроизвольный или автономный аспект движения или ощущения является признаком того, что он исходит из области реагирования, несколько отделенной от привычного для пациента образа произвольного или преднамеренного ответа. Таким образом, у пациента и терапевта появляются признаки того, что что-то произошло независимо от сознательной воли пациента. Это что-то и может быть трансом или любым желательным терапевтическим ответом.

С некритической точки зрения на идеомоторные и идеосенсорные сигналы такие ответы воспринимаются в качестве истинного голоса бессознательного. На данном этапе нашего понимания мы предпочитаем рассматривать их только как иную систему реакций, которая должна быть проверена и валидизирована, как и любая другая вербальная или невербальная система реакций. Мы предпочитаем вызывать идеомоторные ответы таким образом, чтобы сознание пациента не могло их засвидетельствовать (например, держать глаза закрытыми или отводить их, когда дается сигнал пальцем или рукой). Однако очень трудно установить, что сознание не осознает, какой дается ответ, и что этот ответ на самом деле дается независимо от сознательных намерений. Некоторые пациенты считают, что идеомоторные или идеосенсорные отклики происходят исключительно на непроизвольном уровне. Другие полагают, что должны помочь их возникновению или хотя бы заранее знать, что они возникнут.

Вторая важная цель использования идеомоторных и идеосенсорных сигналов состоит в том, чтобы помочь пациенту перестроить его систему убеждений. Сомнения по поводу терапевтического изменения могут сохраняться даже после длительного изучения и решения проблемы в процессе транса. Эти сомнения часто можно ликвидировать, когда пациент верит идеомоторным или идеосенсорным ответам как независимым показателям истинности терапевтической работы. Терапевт, например, может воспользоваться следующими внушениями:

Если ваше бессознательное признает, что был начат процесс терапевтических изменений, ваша голова может кивнуть.

Когда вы поймете, что больше не нужно беспокоиться насчет этой проблемы, ваш указательный палеw может подняться или стать теплым [или что-либо другое].

Конечно, при подобных внушениях ценно то, что сознание пациента распознает наличие позитивного отклика. Чем более автономным или непроизвольным является идеомоторный или идеосенсорный ответ, тем более убедительным он является для пациента.

В настоящее время у нас нет возможности различить (1) являются ли идеомоторные или идеосенсорные ответы надежным и достоверным показателем чего-то происходящего в бессознательном (в ряду непосредственных осознаний пациента) или (2) они являются просто средством реструктуризации системы сознательных убеждений. В этой области должна быть проведена тщательно контролируемая экспериментальная работа. Предметом клинических исследований до сих пор является определение того, какой из процессов или в какой степени оба процесса действуют в каждой конкретной ситуации.

 

УПРАЖНЕНИЯ

 

  1. Новые навыки наблюдения являются первым этапом в подготовке гипнотерапевта. Нужно научиться мгновенно распознавать изменения в умственных процессах другого человека. Эти навыки могут быть разработаны в ходе самотренировок по внимательному наблюдению за психическим состоянием людей в обычной жизни, а также в терапевтическом кабинете. Существует, по крайней мере, четыре уровня, начиная с самого очевидного и заканчивая более тонким.
  2. Ролевые отношения
  3. Точки зрения
  4. Обычное повседневное трансовое поведение
  5. Готовность к отклику
  6. Ролевые отношения. Внимательно проследите, в какой степени люди во всех сферах жизни заключены в ролевые рамки, а также степень гибкости, с которой они способны выйти из своей роли, чтобы отнестись к вам как к уникальному человеку. Например, насколько сотрудники, работающие в супермаркете, отождествляются со своими ролями? Обратите внимание на нюансы позы голоса и тела, указывающие на их ролевое поведение. Означают ли их тон и манеры, что они считают, что они имеют право манипулировать вами, или стремятся узнать, что вам на самом деле нужно? Ответьте на такие же вопросы относительно представителей полиции, различных чиновников, медсестер, водителей автобусов, учителей и т.д.
  7. Тонки зрения. К выше изученным ролевым отношениям добавьте исследование доминирующей точки зрения, которой руководствуется в своем поведении субъект. Руководствуется ли водитель автобуса или такси в большей мере принципом безопасности? Кого из работников магазина больше волнует его сегодняшнее обеспечение работой, а кто озабочен продвижением по службе? Чем руководствуется врач с большей очевидностью — финансовой или терапевтической позицией?
  8. Обычное повседневное трансовое поведение. Таблица 1 может быть руководством относительно того, что необходимо искать в оценке повседневного трансового поведения человека. Даже в обычном разговоре можно внимательно проследить за теми кратковременными паузами, когда другой человек спокойно смотрит вдаль или на то, как он, по-видимому, внутренне сосредотачивается. Можно игнорировать и фактически разрушить эти драгоценные моменты, когда партнер занимается внутренним поиском, и его бессознательные процессы слишком активны, отвлекая его. Насколько лучше просто оставаться внутренне спокойным и внимательно наблюдать за отдельными проявлениями повседневного трансового поведения другого человека. В особенности обратите внимание на то, замедляется ли или останавливается совсем моргание глаз. Действительно ли человек на мгновение закрывает глаза? Не остается ли его тело совершенно неподвижным, возможно даже с очевидной каталепсией конечностей, застывшими посредине жеста?

Наблюдение за такими моментами и паузами особенно важно в психотерапии. Иногда авторы сами замирают в середине внушения, наблюдая за тем, как пациент уходит в такое внутреннее сосредоточение. Мы чувствуем — то, что мы говорим, вероятно, менее важно, чем позволить пациенту испытать момент внутреннего сосредоточения. Иногда мы можем способствовать внутреннему поиску, просто говоря такие вещи, как:

Правильно, продолжайте как раз так, как вы делаете.

Следуйте за этим сейчас.

Интересно, не правда ли?

Возможно, вы расскажете мне об этом позже.

Через некоторое время пациенты привыкают к этой необычной толерантности и подкреплению их внутренних моментов, паузы становятся длиннее, и наступает то, что мы назвали бы терапевтическим трансом. Затем пациенты испытывают возрастающее расслабление и комфорт и, возможно, предпочтут отвечать идеомоторными сигналами, поскольку все больше осознают свое трансовое состояние.

  1. Готовность к отклику. Это самый интересный и полезный из трансовых показателей. Росси помнит тот счастливый день, когда у трех последовательно наблюдаемых им пациентов в часовой индивидуальной терапии произошло проявление аналогичной реакции ожидания — с широко раскрытыми глазами и пристальным взглядом в глаза терапевту. У пациентов наблюдались также одинаковые улыбки, смешки (или хихикание) из-за скуки или легкого замешательства. Вот и все! И вдруг он понял, чему его в течение последних пяти лет пытался научить Эриксон: Готовность к отклику! Пациенты могли сами не понимать, насколько они хотели, чтобы Росси в тот момент направлял их. Это был момент для введения терапевтического внушения или точки зрения! Это был момент, чтобы прямо или косвенно ввести в транс! В тот момент Росси помнит одинаковое легкое чувство дискомфорта, возникшее у него с каждым из пациентов. Откровенное ожидание пациента демонстрирует своего рода открытость и чувствительность, вызывающие удивление и некоторое замешательство, когда неожиданно с ними сталкиваешься. В повседневной жизни мы склонны отворачиваться и отвлекаться от таких деликатных моментов. В лучшем случае мы позволяем себе недолго насладиться ими в общении с детьми или во время свиданий с любимыми. В терапии такие творческие моменты являются драгоценными для раскрытия позитивных установок и позитивного переноса. Гипнотерапевты позволяют себе быть открытыми к таким моментам и могут в равной степени быть чувствительными, поскольку делают некоторые предварительные терапевтические внушения.