Эмельда

Эта метафора была написана специально для Кей, 28-летней девицы, которая причиняла своим родителям-пенсионерам много страданий своими постоянно растущими требованиями к ним. Цель терапии заключалась в том, чтобы позволить ей осознать на подсознательном уровне, что она сама ответственна за свою собственную жизнь и что еѐ требования необоснованны.

Мне вспоминается история об очень богатом землевладельце, который жил много лет назад и славился своей добротой и щедростью по отношению к тем, кто ему служил. У богача было много слуг и подручных, и, заботясь о них, он возвѐл прекрасный дом, где они могли бы жить в комфорте и безопасности в старости, когда покинут службу.

У него было две дочери, которыми он очень гордился, как и подобает отцу, и души в них не чаял, отдавая им всю свою любовь. Он растил их один, потому что их мать, его жена, умерла при родах, произведя на свет младшую дочь. Старшая из дочерей славилась таким же добрым и отзывчивым нравом, как у отца, и на ней женился принц, и забрал еѐ в далѐкую страну.

Младшая же дочь, Эмельда, своим поведением огорчала отца: он заметил еѐ манеру во что бы то ни стало заполучать желаемое, как проявляя агрессию, так и путѐм манипуляций. Но богач обожал свою дочь и, беспокоясь о ней, поручил одному из своих самых доверенных слуг и жене этого слуги, чтобы после его смерти они заботились об Эмельде и отвечали за еѐ благополучие. И хотя младшую дочь хозяина слу ги не особо любили, эти двое пообещали ему, что обязательно будут о ней заботиться.

Богач обеспечил супружескую пару щедрым жалованьем и уютным домом на другой стороне долины, чтобы они могли жить в комфорте – в обмен на то, что когда придѐт время, они станут присматривать за Эмельдой и следить, чтобы у неѐ всѐ было хорошо.

И вот богач умер, и, поскольку у него не было сына, то по законам того времени его наследство отошло к самому старшему из его родственников- мужчин. Эмельде в качестве приданого досталась незначительная часть богатства еѐ отца, включая большое поместье и всѐ, что в нѐм находилось. С этого момента началась работа для слуги и его жены. Эмельда, в свойственной ей манере, разработала целый комплекс мер для того, чтобы эти люди всегда были в еѐ распоряжении, ибо разве они не были ответственны за неѐ, разве они не обещали этого еѐ отцу? Под самой крышей своего высокого особняка она велела установить большой барабан и огромный охотничий рог, громкие звуки которых разносились на всю долину, призывая слугу и его жену тут же мчаться к хозяйке, ведь никто не мог выдерживать этот требовательный грохот и рѐв. Также на крыше особняка был установлен большой флагшток, и на нѐм высоко над поместьем поднимались знамѐна, по цвету которых слуга и его жена должны были понять, что именно потребовалось Эмельде в этот раз.

Еѐ призывы раздавались всѐ громче и всѐ чаще, а еѐ отношение к верному слуге и его жене становилось всѐ более оскорбительным. Но слуга был честным человеком, и раз уж он обещал заботиться о благополучии молодой хозяйки, то безропотно нѐс бремя этой ответственности. Каждый раз, услышав призывные сигналы, он и его жена шли через долину, чтобы натаскать воды из колодца, нарубить дрова для печей, приготовить еду и сделать уборку, в то время как Эмельда тратила свою жизнь впустую, удовлетворяя свои прихоти за счѐт людей, которые когда-то любили и уважали еѐ отца. Целыми днями она валялась в постели и становилась всѐ более грузной и всѐ менее привлекательной даже для тех, кто хотел бы жениться на ней из-за еѐ богатства.

Когда слуга и его жена состарились, их силы стали угасать, и им уже тяжело было выполнять свои обязанности. Они попросили свою взыскательную хозяйку нанять кого-нибудь им в помощь, но та возразила: «Не вы ли ответственны за заботу обо мне?» – и отклонила их просьбу. И чем слабее и медлительнее делались старики, тем всѐ громче и настойчивее становились грохот барабана и рѐв охотничьего рога, и все в долине слышали эти оглушительные призывы и старались держаться подальше от поместья.

Но старый слуга и его жена, неизменно верные своему обещанию, шли на эти призывы и, выбиваясь из сил, старательно трудились на благо Эмельды. Однако с работой они справлялись медленно и мучительно, и эта женщина теперь избивала их за медлительность и ругала самыми грубыми, оскорбительными словами за их немощность. Управляющий большим домом, где жили все бывшие слуги из этого поместья, тщетно пытался убедить обоих стариков, чтобы те отказались от своих обязательств перед хозяйкой, поскольку они выполнили свой долг и сделали всѐ, что могли, не получив за это благодарности и уважительного отношения.

Управляющий уговаривал старого слугу: «Переселяйтесь с женой в наш большой общий дом и получайте пенсионное жалование, живите в своѐ удовольствие и несите ответственность только за свою жизнь, пока вы всѐ ещѐ можете стоять на своих ногах. А другим позвольте отвечать за их собственную жизнь, ведь ответственность за своѐ личное благополучие всегда лежит на самом человеке и никогда не должна сбрасываться на кого- то ещѐ». Но старик упорствовал, ведь он дал обещание. И настал день, когда взмыли вверх цветные флаги, грохот барабана и рѐв охотничьего рога призывно разносились по округе, но беспощадный возраст затуманил глаза и приглушил все звуки в ушах старой супружеской пары, и для них мир был тихим и спокойным, для них пришла пора наслаждаться компанией друг друга, ведь нежность и любовь были основой их брака.

Эмельда бушевала и кипела от злости; ужасный шум сотрясал долину, но всѐ было безрезультатно – слуга и его жена, которые раньше всегда являлись по еѐ зову, на этот раз не пришли. Тогда она села в экипаж и велела кучеру гнать во весь опор к дому стариков. Она в течение многих лет не покидала усадьбу, и все, кто видел еѐ теперь, могли заметить, как пагубно отразились на ней годы потакания своим желаниям. Ленивая неподвижность и обжорство скрыли былую красоту Эмельды под килограммами безобразно тучного тела, еѐ лицо было багровым от ярости и искажено ненавистью. Когда она выбралась из экипажа, то, вне себя из-за такого непростительного игнорирования еѐ прихоти, разнесла дверь в доме престарелой пары и ворвалась внутрь. Старик в это время дремал в кресле у очага, а его жена, теперь ковыляющая, опираясь на палочку, занималась приготовлением ужина. Гнев Эмельды был неистовым, она накинулась на них, осыпая ударами своей трости и грязными ругательствами, сбросила старика со стула и в бешенстве принялась крушить всѐ вокруг. Она понимала, что те, кто когда-то взял на себя ответственность за неѐ, стали слабы и немощны, но еѐ это не устраивало, и поэтому она, истошно вопя, разбила и сломала все вещи, которые ценились и были полезными в этом доме. На помощь старикам поспешил кучер. Он схватил сопротивляющуюся Эмельду и, затолкав еѐ в экипаж, отвез свою хозяйку обратно в усадьбу и запер там в еѐ комнате, чтобы еѐ злоба и ярость поутихли. После этого кучер привѐл в порядок лошадей и дал им корм, как он это делал в течение стольких лет, а затем собрал свои немногочисленные пожитки и ушѐл, чтобы никогда сюда не вернуться.

На следующий день в большом доме за горой появились два новых жителя, потому что те, кто беспокоился о старой супружеской паре, пришли и забрали их подальше от беды. Старики получили возможность провести остаток своей жизни в мире и покое, которые они заслуживали, и столь долго лежавшая на них ответственность за благополучие взрослой и здоровой женщины отныне навсегда перешла к ней самой. А они на закате своей жизни радовались солнечному свету и любовались вечерней зарѐй, не оглядываясь на те годы, которые были так жестоко отняты у них. Наконец-то эти старые люди, сделавшие всѐ, что от них зависело, и даже больше этого, теперь могли позаботиться и о самих себе.

А что с Эмельдой? Что с ней случилось? Кто теперь будет о ней заботиться? КТО ВОЗЬМЁТ СЕЙЧАС ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЕЁ ЖИЗНЬ И

БЛАГОПОЛУЧИЕ? Возможно, она действительно приложила все усилия, чтобы избавиться от прежних манер и привычек, и прислушалась к своему мудрому внутреннему голосу; возможно, она приняла на себя ответственность за свою жизнь; и может быть, она перестала зацикливаться на своих потребностях и начала открывать для себя внутреннюю красоту других людей, таким образом, сама становясь особенным и уникальным человеком, самостоятельной частью этого мира, принимая жизнь, как она есть, и радуясь тому, что имеется.

Надеюсь, у неѐ всѐ будет хорошо. Интересно, а Вы как считаете? У НЕЁ ВСЁ БУДЕТ ХОРОШО?