Другой эксперимент. Подумайте об одной или двух  вещах  из своей работы, которые вы должны сделать, примерно так:

«Я должен закончить этот отчет…» Затем мы попробуем другие модальные операторы с тем же самым содержанием. Но для начала задайте себе оригинальный вариант с модальностью не­ обходимости, так, что у вас будет материал для сравнения тех изменений, которые вы испытываете:

«Я должен (добавьте ваш пример X)».

Какого рода картинки это предложение вызвало у вас? Далеко они или близко? Большие или маленькие? Ка­ковы другие субмодальности? На что похожи ощуще­ния? Где в своем теле вы чувствуете их — в груди, в верхней части тела, в конечностях, других местах? Происходит ли какая-нибудь беседа с самим собой?

Пройдитесь по списку других модальных операторов.

оценка 

«Это хорошо (вставьте здесь свой пример X)».

Как теперь изменились картинки? Как изменились ощущения?

Как изменилась локализация ощущений в вашем теле? Какова теперь ваша общая установка по отношению к примеру?

Какой-либо разговор с собой?

Теперь попробуйте другие варианты, каждый раз останав­ливаясь и калибруя свои ощущения.

условная возможность

«Я мог бы (I might) (вставьте свой пример X)».

Как теперь изменились картинки? Как изменились ощущения?

Как изменилась локализация ощущений в вашем теле? Какой-либо разговор с собой?

Какова теперь ваша общая установка по отношению к примеру?

разрешение

«Мне разрешено (I’m allowed to) (вставьте свой пример X)».

Как изменились картинки? Как изменились ощущения? Локализация ощущений?

Ваша общая установка? Беседа с самим собой?

Заметьте, что «мочь» («may» and «can») могут быть также использованы как модальные операторы разрешения, когда вы даете разрешение другим (Вы можете идти You may go now. You can go now). В тоже время использованные в первом лице они, как кажется, в основном обозначают возможность и спо­собность, соответственно. Контекст и идиосинкразическое ис­пользование может заставить практически каждое слово что-нибудь делать. Здесь мы бы хотели подчеркнуть, что слова не имеют значений, люди имеют значения для слов. Мы имеем де­ло с исследованием процесса нашего создания значений (созда­ния карт), а не с окаменевшими грамматическими или семантическими классификациями. Заметьте также, что разрешение может быть дано вами самими, или вы  можете думать о  нем,  как об исходящем от кого-нибудь или откуда-нибудь. Разреше­ние, даваемое лично, это то, что в самом деле находимся под контролем субъекта, и, возможно, нечто наиболее мощное. И наконец, отметьте также, что мы можем дать самим себе разрешение думать о чем-то (первый шаг, который часто запускает шар) и также дать самим себе разрешение «делать».

Теперь попробуйте другие варианты, каждый раз останав­ливаясь для того, чтобы калибровать свои ощущения.

возможность/способность

«Я могу (I сап) (вставьте сюда свой пример X)».

Как изменились картинки? Как изменились ощущения? Локализация ощущений?

Ваша общая установка? Беседа самим собой?

желание

«Я хочу (I want to) (вставьте сюда свой пример X)».

Как изменились картинки? Как изменились ощущения? Локализация ощущений?

Ваша общая установка? Беседа самим собой?

намерение

«Я намереваюсь (I’m going to) или Я хочу (I will) (вставьте сюда свой пример X)».

Как изменились картинки? Как изменились ощущения? Локализация ощущений?

Ваша общая установка? Беседа самим собой?

намерение

«Я обещал (I promise to) (вставьте сюда свой пример X)».

Как изменились картинки? Как изменились ощущения?

Локализация ощущений? Ваша общая установка? Беседа самим собой?

Реакция на модальные формы обязательства значительно варьирует, завися от индивидуальных карт и частных контек­стов. Для некоторых это дает новое утверждение для модальной прогрессии. Для других (в определенном контексте) это порождает реакцию, сходную с теми, которую дают модальные формы необходимости («обещание» = «я должен»). Реакция за­висит также от того, кому было дано обещание, самли это го­ворящий или другой человек, в последнем случае это сопрово­ждается менее мотивированными картинками и физиологией.