Подтекст — это базовая лингвистико-психологическая форма, которая дает нам наиболее ясную модель динамики косвенных внушений. Многие психотерапевты согласны с утверждением, что важно не то, что терапевт говорит, а то, что пациент слышит. То есть слова терапевта — это только функция, стимулирующая последовательность ассоциаций у пациента. Именно эти последовательности ассоциаций являются основным механизмом терапевтического процесса. Этот процесс может нарушиться, если терапевт произносит случайные замечания, несущие для пациента неблагополучный скрытый смысл, но он может стать и значительно эффективнее, если слова терапевта содержат смысл, пробуждающий скрытые возможности пациента.

Большая часть повседневных коммуникаций, также как и терапия, содержат скрытый смысл, который чаще всего не планируется сознательно и даже не распознается участниками взаимодействия. Мы можем наблюдать это в обычной жизни, например, когда хозяйка гремит посудой громче, чем обычно, когда она рассержена на мужа, и тихо напевает, когда она довольна. Она может не осознавать того, что делает, и ее муж не всегда четко понимает, как он получает эти сообщения, но он ощущает их на каком-то уровне. Язык тела и жестов (Birdwhistell, 1952, 1971; Scheflen, 1974) — это невербальный способ коммуникации, который обычно действует как подтекст. В таком подтексте сообщение не передается непосредственно, а распознается с помощью процессов внутреннего поиска и выводов. Такие внутренние поиски включают собственные бессознательные процессы пациента, поэтому проявляющаяся реакция является в равной степени функцией деятельности и пациента, и терапевта. Мы пользуемся психологическим подтекстом, как и другими косвенными формами внушений, чтобы пробудить и стимулировать созидательные процессы самого пациента.

На самом простом уровне подтекст вербально формулируется с помощью союза если… то.

Если вы сядете, то сможете войти в транс.

Сейчас, если вы распрямите ноги и удобно положите руки на колени, то будете готовы войти в транс.

Пациенты, которые следуют этим внушениям сидеть, выпрямить ноги и положить руки на колени, они также воспринимают, возможно, не осознавая этого, скрытый смысл сообщения: они войдут в транс.

В чем смысл такого подтекста? В идеальном случае такие подтексты обходят сознание и автоматически активируют бессознательные процессы, способствующие наведению транса, — сознание этого сделать не может, поскольку не знает, как это делается. Мы можем быть готовы идти спать, но сознание не может сделать так, чтобы мы заснули. Так, если мы прямо говорим неискушенному пациенту: «Сядьте и войдите в транс»,* пациент может из вежливости сесть, однако протестовать: «Но я никогда не входил в транс, и боюсь, что не знаю, как это делать». Поскольку суть гипнотического внушения состоит в том, что ответ проявляется на автономном или бессознательном уровне, обычно бесполезно ждать, что он появится сознательно за счет прямых внушений. Директивные внушения эффективны, когда они используются в качестве подготовки к гипнотической работе, это как чистка зубов и укладывание в постель являются сознательными предварительными действиями, подготавливающими следующий шаг — засыпание, опосредованное бессознательными процессами. С помощью подтекста и других косвенных форм внушений, мы полагаем сделать нечто большее: мы стараемся пробудить и вызвать актуальные бессознательные процессы, которые производят желаемые реакции.

По мере того как мы рефлексируем процесс включения подтекста, мы постепенно осознаем, что все, что мы говорим имеет свой подтекст. Даже самые обычные разговоры можно проанализировать с точки зрения скрытого смысла: как слова говорящего пробуждают разного рода ассоциации у слушателя. В повседневной жизни, как и в гипнотерапии, зачастую подтекст в качестве внушения действует эффективнее, чем сказанное напрямую. В обычном разговоре участники зачастую сдержаны и отвечают ассоциациями, которые есть не что иное как клише. При более близком взаимодействии, как в гипнотерапии, у участников есть право отвечать более интимными, характерными ассоциациями. В таком личностном взаимодействии мы порой поражаемся тому, какие ассоциации и чувства у нас возникают. Когда наше сознание удивляется таким образом, значит терапия была эффективна и стимулировала такое выражение нашей индивидуальности, о чем мы раньше не подозревали. Мы можем сказать, что раскрылись наши возможности или новые измерения для внутреннего понимания и осознания.

Ниже следуют примеры использования подтекста для глубинного погружения пациентов в их внутренние реальности во время транса.

Ваши собственные воспоминания, образы и чувства сейчас более важны для вас в этом состоянии.

Во время явно директивного внушения о воспоминаниях, образах и чувствах, это предложение содержит также важный подтекст: транс отличается от состояния бодрствования, и в этом состоянии все постороннее не имеет значения (внешний шум, время, обстановка кабинета и т.д.).

Обычно мы не осознаем того момента, когда засыпаем, а иногда не осознаем даже того, что спали.

Это предложение включает очевидный подтекст отсутствия осознания значимых аспектов транса, отсутствие, которое затем нейтрализует ограничивающие установки сознания. Этот подтекст подчеркивается в следующем далее монологе, который структурирует систему представлений, в которой можно вызвать автономное и бессознательное поведение.

Теперь вы знаете, что совершаете много разных действий в течение дня, не осознавая этого. Ваше сердце бьется без всякой помощи и сознательного управления. Также как вы обычно дышите, не осознавая это. И даже, когда вы ходите, кажется, будто ваши ноги двигаются сами по себе и несут вас туда, куда вы хотите. И ваши руки совершают многие действия без того, чтобы вы говорили им: «А сейчас, руки, делайте то, а теперь это». Ваши руки действуют автоматически, и обычно у вас нет необходимости фокусировать на них внимание. Даже когда вы говорите, вы делаете это автоматически, вам не нужно сознательно концентрироваться на том, как произносить слово. Вы можете говорить, даже не осознавая этого. Вы знаете, как это делать автоматически, не думая об этом. Также как, когда вы что-то видите или слышите, или когда вы трогаете или чувствуете предметы, это работает автоматически и вам необязательно это осознавать. Это работает само собой, и вам не нужно концентрировать на них свое внимание. Они сами о себе заботятся, и вам не надо о них заботиться.

а. Скрытые указания

Особая форма подтекста, тесно связанная с условными внушениями — это то, что мы называем скрытое указание (Erickson & Rossi, 1976). Скрытое указание – это косвенная форма внушений, которая часто используется в клиническом гипнозе (Cheek and LeCron, 1968), хотя она еще подробно психологически не исследована. Как и другие косвенные формы внушений, скрытое указание получило признание своей ценности в повседневной жизни. Скрытое указание состоит из 3 частей:

  1. Вступление, связанное со временем.
  2. Скрытое внушение, которое дается пациенту.
  3. Поведенческая реакция, которая сигнализирует о том, что внушение было воспринято.

Таким образом:

Как только

  1. Вступление, связанное со временем

ваше бессознательное достигнет источника проблемы,

  1. Скрытое внушение запускает бессознательный поиск внутри пациента

ваш палец может подняться.

  1. Поведенческая реакция, которая сигнализирует, что скрытое указание выполнено.

Как видно из этой иллюстрации, скрытое указание — это косвенная форма внушения, запускающая внутренний поиск и бессознательные процессы, а затем сообщающая нам о моменте, когда достигнут терапевтический ответ. Оно имеет определенную ценность, когда нам нужно запустить и стимулировать экстенсивный процесс внутреннего исследования и когда мы пытаемся обнаружить динамику формирования симптомов.

Другие косвенные формы внушений, полезные для запуска бессознательного поиска в гипнозе, — скрытые указания, показанные в следующем примере:

Когда вы обнаружите ощущение расслабленности и комфорта, ваши глаза закроются сами по себе.

В этом примере пациент очевидно должен осуществить поиск на бессознательном уровне, что спровоцирует парасимпатические реакции, которые могут ощущаться как комфорт и релаксация. Закрывание глаз — это реакция естественно связанная с внутренним комфортом, и таким образом она сигнализирует о запуске внутреннего процесса.

По мере того как это состояние комфорта усиливается, ваше сознание

может расслабиться, в то время как ваше подсознание исследует характер проблемы. И когда какая-нибудь подходящая, интересная мысль достигнет вашего сознания, ваши глаза откроются, пока вы будете тщательно ее обдумывать.

Этот пример построен на основе первого и запускает бессознательный поиск общего подхода к проблеме.

Как видно из этих примеров, бессознательный поиск запускает бессознательные процессы, часто разрешающие проблему, с которой не способно справиться сознание. Эти бессознательные процессы являются сущностью творчества и преодоления проблем, как в повседневной жизни, так и в терапии. Гипнотерапия, в частности, зависит от эффективного использования таких бессознательных процессов для стимулирования терапевтического ответа. Чик и Ле Крон (1968) дали обширную иллюстрацию того, как можно использовать серию вопросов в форме скрытых указаний и для исследования, и для разрешения симптомов.