ПОСТГИПНОТИЧЕСКИЕ  ВНУШЕНИЯ

Традиционно постгипнотическое внушение использовалось для оценки эффективности транса и чтобы закрепить терапевтический процесс. Считалось, что человек, который получает внушение в трансе, а затем выполняет его, самим этим фактом доказывает опыт успешного транса. Транс определяли как «пустое» состояние, во время которого человека легко запрограммировать, все равно, что писать на чистом листе. Теперь мы признаем, что и чистый лист, и модель гипнотического программирования ошибочны для психотерапевтической работы. Во время транса индивиды придерживаются своей собственной личностной динамики. Терапевтический транс является средством фокусирования внимания и утилизации динамики личности таким способом, который позволяет бессознательным процессам быть посредниками ответов, имеющих клиническое значение. В самом широком смысле мы можем говорить о постгипнотическом внушении всякий раз, когда мы вводим идею в момент восприимчивости, которая позже проявляется в поведении. Такой момент восприимчивости может наступить во время формально наведенного транса или при обычном повседневном трансе, когда внимание фиксируется и поглощается чем-то, представляющим большой интерес.

  1. СВЯЗЫВАНИЕ ПОСТГИПНОТИЧЕСКОГО ВНУШЕНИЯ С НЕИЗБЕЖНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ

Традиционный подход к прямому постгипнотическому внушению обычно принимает форму: «После того, как вы пробудитесь от транса, вы будете делать [или испытывать] то-то и то-то». Косвенное постгипнотическое внушение, напротив, предполагает использование косвенных форм внушения вместе с рядом других процессов, которые встречаются в повседневной жизни, а также в клинической практике. Наиболее полезны из них сопряженные внушения и ассоциативные сети, благодаря

чему мы привязываем постгипнотическое внушение к паттерну неизбежного поведения, который будет происходить у пациента в будущем. Эти паттерны неизбежного поведения действуют как сигналы или средства выполнения постгипнотического внушения. Собственные ассоциации пациента, его жизненный опыт, динамика личности и будущие перспективы — все утилизируется для встраивания постгипнотического внушения в структуру естественной жизни пациента. Пример из жизни семьи Эриксона может познакомить нас с этой концепцией косвенного постгипнотического внушения в самом широком смысле.

Когда моя дочь была в первый раз на приеме у врача-ортодонта, я сказала ей: «Знаешь, все это засовывание проволоки в рот ужасно неприятно». Разве я не должен был сказать ей правду? Она знала, она была уверена в этом. Тогда я сказал ей, что рот, набитый всякими приспособлениями со всеми этими резинками ужасно несчастен, и это на пятеркучтобы к этому привыкнуть. Ну, и что же я внушил?

Ты привыкнешь к этому. Привыкание к этому было косвенным внушением. Она слышала, как я соглашаюсь с ее страданиями, но ее бессознательное слышало еще и остальную часть утверждения. Всегда знайте, насколько включающим, насколько всеобъемлющим является ваше утверждение. И это на пятеркучтобы к этому привыкнуть. Когда вы поворачиваете таким образом, она воспринимает обе части предложения, хотя и не знает, что она восприняла и вторую часть. Затем я сказал ей: «Сейчас ты всего лишь маленькая девочка, но какая, думаешь, у тебя будет улыбка на свадебной фотографии?» Миссис Эриксон и я хранили это постгипнотическое внушение в памяти в течение долгого времени, пока она не вышла замуж. И никогда не выдали его, говоря об этом или рассказывая кому-нибудь. Когда десять лет спустя наша дочь вышла замуж и увидела свои свадебные фотографии, она сказала: «Папа, вот моя любимая. Посмотри на улыбку». Это было косвенное постгипнотическое внушение, которое работало в течение десяти лет, хотя она не могла признать его таковым. Когда она впервые пошла к ортодонту, замужество было самым далеким событием в ее голове. Она не думала о браке вообще, но она знала, что женщины выходят замуж, и была вероятность, что у нее будет красивая улыбка на свадебной фотографии. Это то, что происходит в наиболее эффективных постгипнотических терапевтических внушениях. Предлагая постгипнотическое внушение в форме ожидаемого прогноза для пациента, вы привязываете его к возможному предполагаемому будущему. Брак был разумным ожиданием для нас по отношению к нашей дочери.

Этот пример иллюстрирует ряд основных принципов постгипнотического внушения. Процесс начинается, как всегда, сначала признанием и полным принятием происходящего в настоящее время опыта индивида. Внимание дочери сразу же фиксировалось, когда ее отец выразил отношение к происходящему, признавая ее страдания от предстоящего ей лечения у ортодонта. Затем он использует составное утверждение, чтобы связать косвенное внушение привыкания с ее текущей и неоспоримой реальностью. Затем он еще больше усиливает внушение, связав его с разумным возможным будущим: когда привыкнешь к этому – будешь вознаграждена красивой улыбкой в день своей свадьбы. Можно перечислить четыре основных фактора, способствующие этому постгипнотическому внушению:

  1. Фиксация внимания и создание «да»-установки путем осознания и признания текущего опыта.
  2. Связывание внушения с этим текущим опытом с помощью косвенной гипнотической формы (составное внушение).
  3. Утилизация собственной индивидуальной динамики человека (нужно иметь хорошую улыбку в день своей свадьбы) в качестве механизма внушения.
  4. Связывание внушения с разумным возможным будущим (ее будущая свадьба).

Ряд других иллюстраций постгипнотического внушения, связанного с неизбежным поведением. Собственно внушение выделено курсивом:

Вскоре после того, как вы проснетесь, я собираюсь вам кое-что сказать. Я собираюсь пробудить и погрузить вас обратно в транс. И какие бы мысли у вас ни возникали, то, что я говорю, будет правдой.