Работа над высвобождением и разрешением

Когда мы начинаем ролевую гештальт-игру, имеет смысл начать с того, чтобы попросить клиента поговорить с ушедшим человеком. Вот примерный скрипт для начала:

Представьте себе, что (имя ушедшего) сейчас стоит перед вами, и вы можете сказать ему все, что хотите…

Если клиент не начинает говорить в течение 20 или 30 секунд, продолжайте:

Еще раз – прямо сейчас представьте себе присутствие (имя ушедшего) перед собой. Скажите ему (ей): «Перед тем как ты ушел (ушла), я хотел сказать тебе…».

Когда клиент начнет говорить, позвольте ему говорить столько, сколько он хочет. Некоторые клиенты могут давать выход эмоциям в течение нескольких минут и при этом рыдать. Пусть эмоции выходят – не прерывайте клиента, пока он не скажет то, что хочет высвободить его разум.

Когда будет уместно, поменяйтесь ролями – пусть отвечает ушедший. Вот несколько примеров вопросов, которые вы можете задать во время гештальт-терапии, когда ушедший отвечает клиенту:

· Что, по вашему мнению, должен помнить о вас (имя клиента)?

· Какое напутствие или мудрость вы хотели бы передать (имя клиента)?

· Что еще нужно сделать (имя клиента), чтобы он был более счастливым?

· Что вы можете сказать, чтобы помочь (имя клиента) вас отпустить?

· Как (имя клиента) может обрести освобождение или завершение?

· Что может сделать (имя клиента), чтобы принять ваш уход и продолжать жить?

Задайте некоторые из приведенных выше вопросов – те, которые вам кажутся наиболее уместными для конкретного клиента. Обратите внимание, что последние три вопроса можно задавать клиентам, у которых горе произошло недавно. Специально обученный консультант, специализирующийся на данном виде терапии, может применить техники, описанные в этой главе, если клиент согласен применять гипнотерапию, чтобы быстрее оправиться от потери члена семьи.

В зависимости от того материала, который будет появляться, диалог может возвращаться к одному и тому же несколько раз без необходимости задавания представленных в качестве образца вопросов. Однако, когда будет уместно, скажите следующее – и клиенту, и тому человеку, которого он любит:

Хотите сказать что-то еще, прежде чем ПОПРОЩАТЬСЯ?

В некоторых случаях абреакция может быть очень интенсивной, особенно если клиента не было рядом во время смерти близкого человека. Клиент может винить себя или других за то, что их не было рядом, чтобы попрощаться, его поглощает чувство вины и/или злость по отношению к кому-то другому. Особенно верно это в тех случаях, если клиент был ребенком, которому запретили быть рядом с родителем (бабушкой, дедушкой) в момент смерти. В этом случае может возникнуть необходимость применения гештальт-терапии с человеком (людьми), которые не дали клиенту быть рядом с близким во время смерти.

Одна из бывших учениц Роя с детства несла в себе злость и горе из-за смерти дедушки. Она хотела увидеться с ним в последний раз, но медсестра не разрешила ей войти в палату. Простояв несколько минут у дверей палаты, она узнала плохую новость – и с тех пор так и не смогла преодолеть свои горькие чувства по отношению к этой медсестре, пока не прошла сессию регрессии. Сначала Рой вернул ее в то время, когда она в последний раз встречалась с дедушкой, и позволит ей пережить эти чувства в своем воображении. Затем он регрессировал ее к тому моменту, когда медсестра не пустила ее в палату. А затем он провел ролевую гештальт-игру вместе с медсестрой. Абреакция была весьма интенсивной, но после того, как клиентка наконец смогла высвободить свои негативные эмоции, она смогла отпустить негативные чувства по отношению к медсестре, которые носила в себе несколько десятков лет. Затем Рой вернул ее в спокойное место, где провел ролевую гештальт-игру с дедушкой. Результатом стал личностный прорыв.

В некоторых случаях клиент может злиться на умершего человека просто за то, что его больше нет в жизни клиента. Одной из клиенток Роя пришлось простить отца за то, что он умер, когда она была еще ребенком, и оставил ее с матерью, которая ее оскорбляла. Когда больше не стало мужа, который раньше был мишенью для оскорблений, мать выбрала в качестве новой цели свою дочь. Во время гештальта, играя роль отца, клиентка сказала: «Я знаю, что мать тебя оскорбляла, и это было для меня труднее всего, когда я ушел, так как я хотел продолжать защищать тебя. Но пришло мое время уходить, а потому ты должна простить и отпустить меня». Диалог дочери и отца на самом деле был длиннее, и клиентка после сессии ощутила себя гораздо более сильной.