1. Если бы вы излечились, что бы вы делали из того, чего не можете сделать сейчас? Ответ на этот вопрос скажет вам о том, что мешает делать симптом и какие проблемы он решает для пациента. Если пациент говорит «Я не делал бы ничего особенного. Я просто наслаждался бы жизнью, и ничто мне при этом не мешало» – значит, у него нет мотивации держаться за этот симптом. Этот симптом просто негативно влияет на его состояние. Если же пациент отвечает на этот вопрос, перечисляя, что бы он делал, если бы у него не было этого симптома, скорее всего, позже вы обнаружите вторичные выгоды. Если пациент выдает вам целый список того, что он смог бы делать, последний пункт в этом списке – это то, о чем ему хочется разговаривать меньше всего – а значит, это и есть самое важное.

На этом этапе беседы мы готовимся задать несколько эмоциональных, правополушарных вопросов. Сейчас мы переходим на более личный уровень. Мы задаем пациенту вопрос: «Как вас называют ваши друзья?». Какой бы ответ мы ни получили, мы спрашиваем: «Можно мне тоже так вас называть?».

Это очень тонкий момент. Из своего немалого опыта мы отлично знаем, что многим людям не нравятся их имена или уменьшительные имена. Человеку по имени Джозеф может не нравиться, когда его называют Джо. Женщине может нравиться, когда близкие ей люди называют ее «Мисси» – кличка, больше подходящая для домашнего любимца. Когда вы испрашиваете у пациента разрешения называть его тем именем, которым называют его друзья и которое ему нравится, это служит недирективным внушением: вы хотели бы, чтобы он воспринимал вас как своего друга.

(потому что вы готовитесь к тому, что будете задавать ему очень интимные вопросы, на которые он обычно отвечает только своим друзьям).

Далее все вопросы предваряйте именем пациента:

  1. <Имя>, что  было  самым  худшим  из  всего,  что  произошло  с  вами  за  всю  вашу  жизнь?

Зачастую ответ – это не то, что на самом деле произошло с пациентом, а описание ситуации, в которой пациент ощущал беспомощность, возможно, впервые в жизни (к примеру, развод родителей, смерть брата или сестры, травма, вызвавшая симптомы, и т.д.). Каким бы ни был ответ,  как  правило,  он  подразумевает  эмоциональный  стресс,  который  изменил  жизнь пациента.  Задав  этот  вопрос,  вы  можете  практически  увидеть,  как  пациент  погружается  в спонтанный  транс  –  возможно,  рефлекторно  закатывает  глаза,  погружаясь  в  негативные переживания.  Через  несколько  секунд  спросите:  «Что  первым  приходит  на  ум?»,  чтобы пациент не переключился на левополушарный анализ, начав анализировать, что в его жизни находится на  первом месте  в  списке  самого худшего, что  на  втором  и что на  третьем. Нам интересно то, что приходит в голову в первый момент – то, что находится на поверхности.

  1. <Имя>, что было самым худшим из всего, что вы сделали за всю свою жизнь? Этот вопрос позволяет получить доступ  к  тому,  что  вызывает  у  пациента  чувство  вины.  Иногда  пациент упирается  или  говорит  «ничего».  Как  правило,  именно  здесь  и  кроется  проблема  (т.е.  она подавляется). Позже, когда пациент будет находиться в трансе, мы с помощью ИМ-сигналов снова  зададим  ему  вопрос:  «Можно  ли  получить  информацию  о  том,  является  ли  этот симптом формой самонаказания?».

Иногда пациент рассказывает о каких-то детских проступках или воспоминаниях из детства, к примеру: «Я украл шоколадку в супермаркете». Это говорит нам о том, что пациент очень щепетильно относится к воровству, и если это худший из его проступков, можете, уходя из кабинета, спокойно оставлять кошелек на столе! Почти каждый в детстве совершал какое-то мелкое воровство, а подобный ответ вы, как правило, получаете от тех, кого тогда схватили за  руку,  потому  что  это  оставило  у  человека  эмоциональный  импринт  НЕ  УКРАДИ!  Скорее всего, такой человек теперь даже не кладет в карман пакетики с сахаром в «Старбаксе»!

  1. <Имя>, что   в   вашей   жизни   (пауза)   напугало   вас   сильнее   всего?   Выброс   адреналина вызывает  импринтинг  воспоминаний  (Вайнбергер  и  др.,  1984),  и  ответ  на  этот  вопрос зачастую бывает весьма информативным. Когда человек испуган, у него возникает сильное ощущение  беспомощности.  Это  самая  неприятная  из  всех  эмоций,  и  она  может  вызвать физиологические    изменения    «бей    или    беги»    –    повышение    давления,    учащение сердцебиения,  холодный  пот,  повышение  уровня  сахара  в  крови  и  т.д.  Все  это  –  мощные импринты.
  2. <Имя>, когда вы  разозлились  сильнее  всего  в  жизни?  Учитывайте,  что  эмоциональная энергия  страха  зачастую  переходит  в  гнев,  потому  что  нам  комфортнее  испытывать  гнев, нежели  страх:  гнев  мы  по  крайней  мере  можем  выпустить,  хорошенько  выругавшись  или подав на кого-то в суд.
  3. <Имя>, когда в  своей  жизни  (пауза)  вы  испытывали  самый  сильный  стыд?  Этот  вопрос будет особо плодотворным при работе с пациентами, которые в детстве хромали, заикались или  страдали  ожирением,  потому  что  дети  по  своей  природе  жестоки  и  даже  получают удовольствие, высмеивая других детей.

Зачастую ответ на один или более вопросов с 6 по 11 совпадает с началом симптома, на что стоит обратить внимание.