Психологическая связка и двойная связка исследовались различными авторами (Haley, 1963; Watzlawick et al., 1967, 1974; Erickson & Rossi, 1975) из-за своей эффективности в терапевтических ситуациях. Идея связок дает замечательную возможность расширить наши поиски новых терапевтических подходов в сфере лингвистики, логики, семантики, эпистемологии и философии науки. Поскольку они находятся в авангарде новых моделей терапевтического сознания, наше понимание о них далеко не полное. Мы не всегда полностью уверены, что такое связка или двойная связка, или как мы можем лучше сформулировать и использовать их. Многие наши представления о них получены из клинических исследований и теоретических рассуждений (Bateson, 1972) с очень малым числом контролируемых экспериментальных исследований, которые точно определяют их параметры.

Поэтому мы будем пользоваться терминами связка и двойная связка в очень специфическом и узком смысле, чтобы описать определенные формы внушений, которые дают возможность пациенту проявить терапевтический ответ. Связка предоставляет пациенту свободный, сознательный выбор между двумя и более альтернативами. Какой бы выбор не был сделан, он все равно ведет в терапевтическом направлении. Двойная связка, для сравнения, дает возможность выбора поведения, которое находится за пределами привычного круга сознательного выбора и произвольного контроля. Двойная связка происходит из возможности коммуникации больше, чем на одном уровне. В повседневной жизни мы говорим что-либо вербально, в то время как комментируем экстравербально. Можно сказать: «Пойдем в кино». Но можно сказать это с бесчисленным количеством вариаций тона и намерений, эта фраза может иметь много подтекстов. Эти вариации -суть комментарии или метакоммуникация первичного вербального сообщения о том, чтобы пойти в кино. Как мы увидим в следующих разделах, связка и двойная связка в большой степени зависят от того, кто принимает сообщение. То, что является связкой или двойной связкой для одного человека, может не быть ей для другого. Как и в случае с другими косвенными формами внушений, связка и двойная связка утилизируют уникальный набор ассоциаций и паттернов пациента. Многие связки и двойные связки нельзя использовать механически и одинаково. Терапевт должен каким-то образом понять, как будет воспринято его сообщение, чтобы сделать его эффективным.

а. Связки, смоделированные на основе конфликтов избеганий и стремлений

Психологические связки — это жизненные ситуации, в которых мы испытываем ограничения своего поведения. Обычно мы оказываемся пойманными в ловушку обстоятельств, где нам доступны только неприятные альтернативы ответов. Мы оказываемся между дьяволом и глубоким синим морем. Таким образом, мы испытываем конфликт избеганий; нам нужно сделать выбор, не смотря на то что мы хотели бы избежать всех альтернатив. В таких обстоятельствах мы выбираем меньшее из зол.

Психологические связки могут быть также построены по модели конфликта стремлений. В этом случае одно действие находится в связи с обязательством выбрать только одно из списка желаемых линий поведения и исключить все остальные желаемые возможности. Говоря проще, вы не можете не есть торт и есть его одновременно.

Поскольку мы имеем бесчисленное количество ситуаций с такими связками, конфликты избеганий и стремлений обычно существуют как закрепленные процессы, направляющие наше поведение. По мере того как мы знакомимся со своими пациентами, мы учимся различать, кто из них управляются конфликтом избеганий, в то время как другие, возможно более удачливые (но необязательно), постоянно сдерживают баланс альтернатив стремлений. Клиническое искусство использования моделей конфликта заключается в распознавании того, какая тенденция доминирует у конкретного пациента, а затем в структурировании связок, которые способствуют только терапевтическим вариантам ответов. Когда мы не знаем, какая тенденция доминирует, мы можем предложить общие связки, которые подойдут любому человеку, как в следующем примере:

Вы хотите войти в транс сейчас или позже? Вы хотите войти в транс, сидя или лежа? Вы хотите войти в легкий, средний или глубокий транс?

У пациента есть свободный, сознательный выбор при ответе на любую из предложенных выше альтернатив. Однако, как только выбор сделан, пациент обязался войти в транс. Как видно из этих примеров, форма вопросов отлично подходит для предложения связок. Используя их вместе с идеомоторными сигналами, зачастую мы можем сформулировать ассоциативную сеть структурированного запроса, который может быстро вскрыть динамику проблемы и разрешить ее. Чик и ЛеК-рон (1968) были пионерами в разработке таких последовательностей структурированного исследования многих психологических и психосоматических состояний.

Примером терапевтического использования связки избеганий для преодоления симптома бессонницы является случай одного педантичного пожилого джентльмена, который гордился тем, что делал всю работу по дому, кроме одного: он ненавидел натирать пол парафином. После оценки его личности Эриксон сказал джентльмену, что есть решение для его проблемы с бессонницей, но ему оно может не понравиться. Джентльмен вежливо настаивал, что он сделает все, что будет нужно, чтобы заснуть. Эриксон продолжал возражать, в то же время позволяя джентльмену взять на себя обязательства в дальнейшем, перечислив ряд примеров того, каким настойчивым он был, решая сложные проблемы, после того, как он пообещал себе это сделать. Он настаивал на том, что его слово твердое и что он привык справляться с неприятными делами. Это ясно доказывало, что этот человек с поразительным характером, был хорошо закален в работе с конфликтами избеганий. Его решимость перед лицом таких конфликтов была утилизирована в структурировании терапевтической связки избеганий. Ему сказали, что если он не заснет в течение 15 минут после того, как ляжет в кровать, он должен будет натирать парафином пол до тех пор, пока не почувствует сонливость. Если же он опять не сможет заснуть в течение 15 минут, он должен снова встать и продолжать эту процедуру до тех пор, пока не уснет. Джентльмен сообщил впоследствии, что он отлично натер полы и замечательно хорошо выспался.

Мы можем назвать эту ситуацию терапевтической связкой избеганий, потому что джентльмену были предложены негативные альтернативы, между которыми он должен был сделать сознательный свободный выбор. Он должен был выбрать между бессонницей и натиранием полов. По мере исследования этого примера, мы обнаруживаем аспекты двойной связки. Мы могли бы выдвинуть теорию относительно особенностей структуры джентльмена, дававшей ему возможность упорствовать перед лицом трудностей, а также о его твердом слове, как о метауровнях, которые автоматически связали его с терапевтической задачей. Эти метауровни его характера были утилизированы способом, лежащим за пределами его привычного круга сознательного выбора и контроля.

Этот пример иллюстрирует сложности любой конкретной формулировки или понимания действия связки и двойной связки в клинической практике. В общем, можно сказать, что чем больше мы привлекаем ассоциации пациента и изучаем его паттерны реагирования, тем вероятнее он воспримет связку, двойную связку или тройную связку в качестве эффективных агентов изменения поведения, проходящих на автономном (бессознательном, гипнотическом) уровне.

б. Двойная связка сознание-бессознательное

Некоторые из наиболее замечательных и полезных двойных связок — те, которые имеют дело с взаимодействием сознательного и бессознательного процессов (Erickson, 1964; Erickson & Rossi, 1975). Эти двойные связки основаны на том факте, что поскольку мы не можем контролировать свое бессознательное, мы можем сознательно воспринимать сообщение, которое может запустить бессознательные процессы. Двойная связка сознание—подсознание разработана для того, чтобы обойти ограничения нашего сознательного понимания и возможностей, чтобы поведение направлялось скрытым потенциалом, существующем на более автономном, бессознательном уровне. Например, любая реакция на следующее предложение направляет пациента на внутреннюю концентрацию и поиск, который запускает бессознательные процессы способами, обычно находящимися за пределами сознательного контроля.

Если ваше бессознательное хочет, чтобы вы вошли в транс, ваша правая рука будет подниматься сама по себе. В противном случае, будет подниматься ваша левая рука.

Будет ли ответ да (правая рука) или нет (левая рука) на это внушение, пациент начнет вызывать транс, поскольку любая явно автономная реакция (поднятие руки) скрытым образом говорит о наличии транса. Если пациент просто сидит спокойно, и никакого ответа не следует в течение нескольких минут, терапевт может ввести двойную связку со следующим примечанием.

По мере того как вы спокойно сидите и нет никакого ответа от ваших рук, вы можете задаться вопросом, может ваше подсознание предпочитает не делать совсем никаких усилий, по мере того как вы погружаетесь в транс. Может быть, вам гораздо более удобно не двигаться, не говорить и даже не беспокоится, стараясь удержать глаза открытыми.

В этом месте пациент может закрыть глаза, и будет очевидно проявление транса. Он может остаться сидеть с открытыми глазами, пассивно смотря куда-то и продолжая сохранять внушенную неподвижность тела, что говорит о развитии транса. С другой стороны, если пациент испытывает трудности, ему будет нелегко сдвинуть тело, сделать мимические движения и рассказать о проблеме.

Двойные связки сознание-бессознательное, связанные с вопросами, скрытым смыслом, незнанием, неделанием и идеомоторными сигналами, являются замечательными способами инициации транса и исследования паттернов ответов пациента.

В терапии двойная связка сознание—бессознательное имеет огромное количество применений, все они основаны на ее способности мобилизовать бессознательные процессы. Использование отрицаний, описанных ранее, очень полезно и здесь.

Вам не обязательно слушать меня, поскольку здесь присутствует ваше подсознание и может слышать все, что ему надо, и отвечать правильным образом.

И на самом деле совершенно неважно, что делает ваше сознание, поскольку ваше подсознание может найти правильные способы преодоления этой боли [или чего-либо].

Вы сказали, что не знаете, как решить эту проблему. Вы не уверены и растеряны. Ваше сознание действительно не знает, что делать. И все-таки мы знаем, что подсознание имеет доступ ко многим воспоминаниям, образам и опыту, и оно может сделать это доступным вам самыми удивительными способами, чтобы решить эту проблему. Вы еще не знаете всех своих возможностей. Ваше подсознание может самостоятельно работать над ними. А как вы узнаете, что проблема уже решена? Может решение придет во сне, который вы вспомните, или вы забудете сон, но обнаружите, что проблема постепенно решается сама каким-то образом, а ваше сознание не может этого понять? Придет ли решение быстро в момент вашего бодрствования или в момент спокойного размышления и мечтания? Будете ли вы работать или играть, делать покупки или вести машину, когда вы наконец поймете это? На самом деле вы не знаете, но будете счастливы, когда решение действительно придет.

В этом примере видно, как двойная связка сознание-бессознательное вместе с вопросами и с внушениями с открытым финалом может вызывать те ответы, которые наиболее согласуются с индивидуальностью пациента. Все основные случаи, приведенные в этой книге, иллюстрируют, как форма двойной связки может быть применима к различным проблемам и ситуациям. Во всех таких ситуациях мы нейтрализуем сознательные, привычные и, вероятно, ограничивающие паттерны пациента в угоду его бессознательным процессам и возможностям. Если мы идентифицируем эти бессознательные процессы с деятельностью недоминирующего полушария головного мозга (обычно правого — Galin, 1974; Hoppe, 1977), а сознательное самоуправление и рациональные процессы с доминирующим полушарием (обычно левым), то могли бы сказать, что двойная связка сознание—бессознательное имеет тенденцию нейтрализовать ограничения доминирующего полушария и таким образом, возможно, высвобождать возможности недоминирующего. В частности, мы рассмотрим сейчас случай двойной диссоциации двойной связки.

в. Двойная диссоциация двойной связкой

Традиционно идеей диссоциации пользовались для объяснения гипноза. Гипнотическое или автономное поведение происходит за пределами непосредственного контроля сознания и, таким образом, диссоциировано от сознания. Эриксон развил много искусных и косвенных способов вызывания диссоциации, использующих естественные, но альтернативные способы поведения, приводящих к тому же финалу. Все дороги ведут в Рим — это клише, которое выражает очевидность и эффективность этого подхода. Именно потому, что альтернативные способы вызывания тех же реакций верны и уважают индивидуальность пациента, внушения, в которых они используются, более, чем приемлемы.

Двойная диссоциация двойной связкой была открыта авторами (Эриксон, Росси и Росси, 1976), когда мы анализировали следующую ситуацию.

Вы можете пробудиться как личность, но вашему телу пробуждаться необязательно. [Пауза.]

Вы можете пробудиться, когда пробудится ваше тело, но не осознавать своего тела.

В первой части внушения пробуждение личности отделено от пробуждения тела. Во второй части пробуждение личности и тела отделено от осознания тела. Внушения, которые заключают в себе такие диссоциации провоцируют гипнотическое поведение, в то же время исследуя индивидуальные возможности реагирования. Двойная диссоциация двойной связкой имеет тенденцию вводить в замешательство сознание пациента и таким образом нейтрализовать его привычные установки, склонности и привычные ограничения. Это подготавливает следующий шаг для бессознательного поиска и процессов, которые могут опосредовать созидательное поведение. Следующие примеры предлагают круг их применения.

Вам может казаться, что вы бодрствуете, даже если вы в трансе. [Пауза.]

Или вы можете вести себя так, будто вы в трансе, даже если вы бодрствуете.

Вы можете обнаружить, что ваша рука поднимается, не зная, куда она движется. [Пауза.]

Или вы можете почувствовать, куда она движется, даже если вы не управляете ей.

Вы можете нарисовать нечто абстрактное, не зная, что это. [Пауза.]

Позже вы можете найти в этом смысл, даже если кажется, что это не связано с вашей личностью.

Вы можете говорить во время транса, даже если вы не всегда понимаете значения своих слов.

[Пауза.]

Или вы можете оставаться в молчании, по мере того как ваша голова медленно кивает, соглашаясь, или сама по себе поворачивается, говоря нет, в ответ на мои вопросы.

Как видно из этих примеров, двойная диссоциация двойной связкой — это, зачастую, смесь всех видов косвенных внушений: подтекста, условных внушений, отрицаний, внушений с открытыми финалами, охватывающими все возможные реакции, незнание, неделание и т.д.. Их общий знаменатель — это провоцирование диссоциации, ведущей к нейтрализации привычных установок пациента так, чтобы смогли проявиться непроизвольные уровни реагирования. Авторы (Erickson, Rossi & Rossi, 1976) описали, как формы двойной связки могут быть связаны с нейропсихологическими понятиями, сформулированными Лурией (1973).

Подробное исследование и оценка ответов пациента на четко сформулированные двойные диссоциации двойной связкой может быть очень полезно для планирования дальнейшей гипнотической работы. Рассмотрим следующее внушение, которое может или инициировать сомнамбулическое состояние или, по крайней мере, подтвердить транс. Сейчас, на мгновение ваши глаза откроются, но вам не нужно пробуждаться [пауза].

Или же вы можете пробудиться, когда ваши глаза откроются, но не помнить о том, что произошло, когда они были закрыты.

У этой двойной диссоциации двойной связкой есть определенный маркер, указывающий на то, что внушение было принято и задействовано: открывающиеся глаза. Когда глаза открываются, терапевт замечает, есть ли (1) одновременное движение тела, указывающее на пробуждение пациента, или (2) пациент не двигается, что говорит о продолжении состояния транса. Если тело пациента не двигается, когда глаза открыты, он будет помнить обо всем, что произошло в состоянии транса, поскольку транс еще продолжается. Терапевт может оценить это состояние с помощью вопросов, а затем запросить идеомоторный ответ, так что подсознание пациента может точно подтвердить, что транс все еще присутствует (например: «Если вы все еще в трансе, ваш палец поднимется, ваша голова может медленно кивнуть да и т.д.). Утвердительная идеомоторная реакция, говорящая о том, что пациент продолжает испытывать состояние транса даже с открытыми глазами, это точный показатель того, что пациент вошел на первую ступень сомнамбулического состояния: пациенты в этом состоянии действуют, в основном, как в состоянии бодрствования, продолжая следовать внушениям, как если бы они были в глубоком трансе. Терапевт затем лишь продолжает этот сомнамбулический тренинг, давая дальнейшие внушения, чтобы углубить погруженность пациента и расширить круг его гипнотических ответов (автоматическая речь и письмо, визуальные и слуховые галлюцинации и т.д.).

С другой стороны, если пациент двигается и говорит, как если бы он был в бодрствующем состоянии, когда его глаза открыты, очевидно, он выбрал вторую альтернативу, и мы будем оценивать состояние транса по наличию амнезии трансовых событий. Но что если пациент пробуждается и все помнит? Значит ли это, что транс не был достигнут? Возможно. Но вероятнее, такие пациенты помнят только одно или два события, имевших такую большую значимость для них во время транса, что они направили на эти события сознательное внимание, и потому они легко вспоминают об этом и после транса. Обычно амнезия охватывает все остальные события во время транса, однако есть возможность, что амнезия может быть сложной реакцией для части пациентов. Они могут испытать транс, но по некоторым причинам не могут испытать в качестве ответа амнезию. Чтобы оценить эту возможность, терапевт еще раз наводит транс, а затем после еще одной двойной диссоциации двойной связкой использует другую модальность для проверки транса. В следующем примере движение тела (или запрет вербального ответа) используется как индикатор транса вместо амнезии.

Сейчас, через мгновение ваши глаза откроются, но вам не нужно пробуждаться.

Или вы можете пробудиться, когда ваши глаза откроются, но вам может не захотеться двигать руками в течение нескольких минут [или не захотеться говорить в течение нескольких минут].

Пациенты, которые принимают вторую альтернативу и пробуждаются, могут подтвердить транс, не двигая руками (или не разговаривая) в течение нескольких минут. Разумно вводить индикаторы транса в такой разрешающей манере (Вы можете не почувствовать желания двигать руками), а не требованием (Вы не сможете пошевелить своими руками), потому что требование воспринимается современным сознанием с его независимостью и силой как оскорбление.