Недавние исследования (Steinberg, 1975) показывают, что человеческий мозг, когда задается вопрос, продолжает всесторонний поиск по всей памяти на бессознательном уровне, даже после того как ответ уже найден и очевидно удовлетворяет сознательный уровень. Такой бессознательный поиск и активация психических процессов на автономном уровне лежит в основе нашего недирективного подхода, в котором мы стараемся воспользоваться неосознаваемыми возможностями пациента, чтобы вызвать гипнотический феномен и терапевтический ответ.

Этот процесс бессознательного поиска и автономной переработки информации проявляется во многих явлениях повседневной жизни.

В соответствии с народной поговоркой: утро вечера мудренее. Если мы спим с проблемой всю ночь, то с утра быстрее находим решение. Очевидно, что бессознательный поиск и процесс решения проблемы происходит в то время, когда сознание отдыхает. Есть подтверждения того, что сновидения — это экспериментальный театр разума, где могут быть найдены ответы на вопросы и синтезированы новые жизненные возможности (Ross, 1971—1973).

Сократовский метод обучения, где учитель задает серию точно направленных вопросов ученику – классическая иллюстрация использования вопросов в качестве инициаторов психических процессов. Мы можем спросить себя, а может ли сознание эволюционировать на своем текущем уровне без развития и использования вопросов в качестве провокативных синтаксических форм, способствующих процессу внутреннего поиска. В этом разделе мы проиллюстрируем, как вопросы могут фокусировать ассоциации, а также внушать и усиливать новые возможности ответа.

а. Вопросы для фокусировки ассоциаций

Интересная иллюстрация того, как вопросы могут сфокусировать разные аспекты внутреннего опыта, приводится в исследовании личных отчетов испытуемых (Barber, Dalai, and Calverley, 1968). На вопрос: «Было ли состояние гипноза похоже на состояние бодрствования?» многие испытуемые (83%) ответили утвердительно. С другой стороны, на вопрос: «Было ли состояние гипноза отличным от состояния бодрствования?» 72% ответили утвердительно. Можно принять эти явно противоречивые ответы за показатели ненадежности отчетов испытуемых касательно гипнотического опыта. Однако, с другой точки зрения, мы понимаем, что эти вопросы фокусировали испытуемых на разных аспектах их опыта. Первый вопрос концентрировал их внимание на сходстве бодрствующего и гипнотического состояний, а второй — на различии. Оба вопроса могут вызывать достоверные ответы о разных аспектах внутреннего опыта пациентов, и не следует искать какой-либо скрытый смысл относительно противоречий.

В гипнотерапии важно помочь пациентам научиться различать разные стороны их внутренней жизни или находить общий знаменатель в явно различных аспектах опыта. Тщательно сформулированные вопросы, как приведенные выше, могут способствовать этому процессу.

б. Вопросы при наведении транса

Вопросы особенно важны как косвенные формы внушения, когда на них нельзя ответить с помощью сознания. Такие вопросы активируют бессознательные процессы и инициируют автономные ответы, являющиеся сущностью трансового поведения. Далее следуют иллюстрации того, как можно использовать серию вопросов для того, чтобы вызвать и углубить транс с помощью двух различных методов наведения – фиксации глаз и левитации руки. В каждом примере на несколько первых вопросов можно ответить реактивным поведением, которое направляется сознательным выбором. На следующие несколько вопросов можно ответить как намеренно, осознанно, так и за счет бессознательного выбора. На последние несколько вопросов можно ответить только с помощью бессознательной или автономной реакции. Серии этих вопросов нельзя использовать в фиксированной, жесткой манере, они должны включать в себя и утилизировать актуальное поведение пациента. Понятно, что пациенту не обязательно отвечать на эти вопросы традиционным вербальным образом, а только внушаемым реактивным поведением. Пациенты не осознают, что происходят незаметные и в то же время очень важные изменения. Они больше не взаимодействуют вербально социально принятым образом, используя привычные защиты. Скорее они сильно сфокусированы внутри себя, задавшись вопросом, каким будет их ответ. Это говорит о том, что происходит отделение сознательного мышления (с присущим ему контролем) от их явно автономных ответов на вопросы терапевта. Явно автономная природа их поведенческих ответов обычно признается как гипнотическая. С этого момента пациент готов к дальнейшим автономным, детерминированным собственным бессознательным терапевтическим ответам.

Фиксация глаз

  1. Хотите ли вы найти какую-либо точку, на которую вам будет комфортно смотреть?
  2. По мере того как вы продолжаете какое-то время смотреть на эту точку, ваши веки хотят ли они моргать?
  3. Ваши веки, начнут ли они моргать одновременно или по очереди?
  4. Быстро или медленно?
  5. Закроются ли они сразу или сначала будут подрагивать сами по себе?
  6. Будут ли глаза закрываться все больше и больше, по мере того как вы будете ощущать все больший комфорт?
  7. Замечательно. Могут ли глаза оставаться закрытыми, по мере того как ваше состояние комфорта углубляется подобно тому, когда вы засыпаете?
  8. Может ли это состояние комфорта продолжаться все дольше и дольше, так что вы даже не будете пытаться открыть глаза?
  9. Или, быть может, вы попытаетесь, но поймете, что не можете?
  10. И как скоро вы обо всем этом забудете, поскольку ваше бессознательное хочет видеть сны? (Терапевт может наблюдать еле заметные движения глазных яблок, по мере того как пациент с закрытыми глазами наблюдает меняющиеся сцены сновидений).

Серии этих вопросов начинаются с вопроса, требующего сознательного выбора и волевого акта со стороны пациента, и заканчивается вопросом, который можно ответить только с помощью бессознательных процессов. Важная особенность этого подхода заключается в том, что он застрахован от неудачи, поскольку любая ошибка при ответе может быть воспринята как верный, имеющий смысл ответ. Другая важная особенность состоит в том, что каждый вопрос предполагает наблюдаемый ответ, который дает терапевту важную информацию о том, насколько хорошо пациент следует внушениям. Эти наблюдаемые ответы связаны также с важными внутренними сторонами переживания состояния транса и могут быть использованы как их показатели.

Если не удается получить ответ соответствующим образом, терапевт может продолжать, задавая другие вопросы на том же самом уровне, пока не проявится ответное поведение, или же терапевт может спрашивать пациентов об их внутреннем опыте, чтобы исследовать какие-либо необычные ответные паттерны или трудности, которые могут возникнуть. Нередко некоторые пациенты открывают глаза даже после того, как им внушили, что они остаются закрытыми. Это, видимо, является автоматическим способом проверки, которым пользуются некоторые пациенты, даже не осознавая этого. Это не мешает терапевтической трансовой работе. Так, формат вопросов предоставляет индивидуальности каждого пациента возможность ответить терапевтически конструктивным способом. Эти особенности обнаруживаются также в методе левитации руки, который мы сейчас проиллюстрируем.

Левитация руки

  1. Можете ли вы чувствовать себя удобно, мягко положив руки на бедра? [Как показывает терапевт] Вот так, не позволяя им касаться друг друга.
  2. Можете ли вы оставить руки лежать совсем легко, так чтобы кончики пальцев едва касались бы ваших бедер?
  3. Вот так. По мере того как они лежат так легко, замечаете ли вы, как они пытаются немного приподняться сами по себе с каждым вашим вдохом?
  4. Начинают ли они подниматься чуть-чуть и легко сами по себе, по мере того как все ваше тело расслабляется еще больше и больше?
  5. По мере того как это происходит, продолжает ли ваша правая или левая рука, или, может быть, обе руки подниматься еще выше?
  6. И останавливается ли эта рука вверху и продолжает ли подниматься выше и выше, мало-помалу, сама по себе? Хочет ли другая рука подняться вместе с ней или она будет расслабляться, лежа на колене?
  7. Вот так. И будет ли эта рука продолжать подниматься небольшими подрагивающими движениями или движения становятся ровнее и ровнее, по мере того как рука приближается к лицу?
  8. Движется ли она быстро или медленно, по мере того как она приближается к вашему лицу с усиливающимся чувством комфорта? Нужна ли ей пауза немного перед тем, как она наконец прикоснется к вашему лицу, чтобы вы узнали, что вы погружаетесь в транс? И она не прикоснется до тех пор, пока ваше бессознательное не будет действительно готово позволить вам погрузиться глубже, не так ли?
  9. И ваше тело, сделает ли оно автоматически глубокий вдох, когда эта рука прикоснется к лицу, по мере того как вы действительно расслабитесь и ощутите, что погружаетесь еще глубже?
  10. Вот так. И сможете ли вы заметить усиливающееся комфортное ощущение, когда ваша рука медленно вернется на ваше колено совершенно сама по себе? Будет ли ваше бессознательное во сне к тому времени, когда рука вновь ляжет на колено?

в. Вопросы, способствующие готовности к терапевтическому ответу

Вопросы могут быть объединены с внушениями на незнание и с внушениями с открытым финалом, чтобы способствовать различным паттернам терапевтического ответа.

И какими будут эффективные способы сбросить вес? Будет ли это происходить просто потому, что вы забудете поесть и немного потерпите, воздерживаясь от тяжелой пищи, потому что она помешает вам заниматься более интересными вещами? Определенная пища, прибавляющая вес, может она перестанет притягивать вас по каким-либо причинам? Может, вы откроете для себя удовольствие от новой пищи и новых способов ее приготовления и употребления, так что вы удивитесь, что теряете вес, потому что вы ничего не заметили?

Последний вопрос иллюстрирует то, как создаются составные вопросы с помощью союзов «и» и «так что» («потому что»), чтобы поддерживать способы, наиболее естественные для пациента.

Неопределенность и суггестивное влияние составных вопросов давно известно в юриспруденции. По этой причине использование подобных вопросов адвокатами запрещено при перекрестном допросе свидетелей. В горячо оспариваемых вопросах можно часто услышать, как судья или адвокат противоположной стороны используют составные вопросы, с помощью которых недобросовестный адвокат может сбить с толку и даже подловить неосторожного свидетеля. В терапевтическом применении составных вопросов мы используем их неопределенность для ослабления привычных ограничений пациента, так чтобы могли проявиться новые возможности.